Гражданская Процессуальная Фикция

Содержание

Ответственность, связанная применением гражданских процессуальных фикций

В отношении стороны, удерживающей у себя истребуемое судом письменное или вещественное доказательство и не представляющее его по требованию суда, закон (ст. 60 и 70 ГПК) предлагает считать, что содержащиеся в нем сведения направлены против интересов этой стороны и полагаются ею признанными. Утверждение о признании недисциплинированной стороной сведений, содержащихся в непредставленном письменном либо вещественном доказательстве, и есть фикция.

В ч. 3 ст. 74 ГПК установлена правовая фикция результатов судебной экспертизы, не проведенной по вине стороны: при уклонении стороны от прохождения экспертизы суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также от того, какое она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

Фикция в гражданском судопроизводве в Российском Гражданском процессуальном праве

Таким образом, по результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы.
1. Под юридической фикцией следует понимать как особое средство юридической техники, условно признающей заведомо ложного положения истиной, возможность опровержения которой, как правило, не имеет никакого юридического значения.
2. Исходя из того, что положение, содержащееся в юридической фикции, является скорее ложным, чем истинным, а в презумпции наоборот — скорее истинным чем ложным, можно сделать вывод о том, что предположения, вероятность которых неизвестна, представляют собой особую группу правовых явлений, которую нельзя относить ни к юридическим фикциям, ни к презумпциям.
3. Использование фикций в гражданском процессуальном праве диктуется в первую очередь сущностью социально-экономических отношений, которые носят противоречивый характер и не могут быть решены путем применения обычных правовых средств.
4. Применение фикций в гражданских процессуальных правоотношениях преследует различные цели, которые в зависимости от функциональной направленности фикций могут быть разделены на:
— приравнивание (распространение правового режима);
— совершенствование структуры фактических составов;
— изменение процессуально-правового положения лица;
— признание несуществующего существующим (или наоборот).
5. Все фикции суть своеобразные нормы, закрепленные в ГПК. Они дополняют обычные процессуальные нормы и предназначены для преодоления негативных последствий процессуальной недисциплинированности лиц, участвующих в деле, представляя собой своеобразные юридические санкции (гражданскую процессуальную ответственность) в отношении названных участников судопроизводства. В известной степени они упрощают производство по делу, обеспечивая учет судом позиции лишь одной спорящей стороны. Вместе с тем применение фикции ставит другую сторону в привилегированное положение.
6. Гражданские процессуальные санкции посредством юридических фикций применяются судом только к недисцип­линированным лицам — гражданам, не известившим суд о своем адресе, либо не представившим истребуемые средства доказывания, или уклонившимся от проведения экспертизы.

Более двух тысяч лет назад возникло римское право – фундамент современного частного права. Многие правовые категории римского права до сих пор используются в гражданском законодательстве большинства государств. Причина такого многовекового существования древнеримских категорий заключается в их исключительной важности для правовой системы в целом. Одной из таких «категорий-долгожителей» выступает юридическая фикция.
Юридическая фикция – это одно из удивительных явлений в праве, продукт гения человеческого разума. Использование юридических фикций представляет собой один из немногих случаев, когда ложь поставлена на службу всего общества. Наше стремление к адекватному отражению действительности является характерной чертой всего человеческого развития. Но, к сожалению, не всегда желание постичь истину соответствует возможности это сделать, и правовая сфера в данном случае не исключение.
С другой стороны, часто на практике истина вызывает больше проблем, чем ложь. Например, сообщение больному об истинном состоянии его здоровья может только ухудшить его положение. То же самое можно сказать и в отношении юриспруденции – в некоторых случаях регулирование общественных отношений более эффективно, если использовать правовые средства, в основе которых лежат положения, заведомо не соответствующие действительности.
С принятием новых кодифицированных нормативных актов в сфере гражданско-процессуального регулирования число юридических фикций в российском законодательстве значительно увеличилось. При этом использование юридических фикций в гражданском процессе неизбежно влечет за собой возникновение ряда теоретических и практических вопросов, начиная с определения правовой природы юридической фикции и заканчивая выяснением необходимости их включения в механизм правового регулирования гражданского судопроизводства.
Объект работы – общественные отношения, возникающие в связи с применением норм – юридических фикций.
Предмет работы – действующее гражданское процессуальное законодательство, предусматривающее возможность применения юридических фикций в тех или иных ситуациях.
Целью настоящей работы является изучение категории юридической фикции в гражданском процессуальном праве Российской Федерации.
Для достижения указанно цели перед работой были поставлены следующие задачи:
1. Определить понятие и сущность юридической фикции.
2. Исследовать основные юридические фикции и порядок их применения в гражданском процессуальном праве.
3. Рассмотреть вопрос о применении юридических фикций как средств гражданской процессуальной ответственности.
Методологическая база работы – общенаучные методы исследования, а также специальные, такие как: метод комплексного юридического анализа, системный метод, формально-юридический, сравнительно-правовой и др.
По структуре настоящая работа состоит из введения, трех параграфов, заключения и списка использованных источников.

Виды гражданской процессуальной ответственности

В случае если сторона или лицо, участвующее в деле, во время судебного разбирательства сменило место жительства, не поставив об этом в известность суд, то имеются достаточные основания полагать, что гражданин уклоняется от явки в суд.

Судебные штрафы представляют собой денежные взыскания, налагаемые судом на граждан и должностных лиц за допущенные ими нарушения норм гражданского процессуального законодательства (ст. 105 ГПК). Штраф налагается судом в коллегиальном составе или судьей единолично.

Фикции в гражданском процессуальном праве (Н

Сам по себе факт уклонения стороны от участия в экспертизе либо представления материалов для экспертизы не свидетельствует о том, что экспертиза, если бы она была проведена, обязательно бы показала результат, нежелательный для уклоняющейся стороны. Однако законодатель исходит из тезиса о недопустимости затягивания в том или ином виде процесса рассмотрения и разрешения дела и вводит данную норму для стимулирования дисциплинированности участников процесса.

(14) «При отмене заочного решения суд возобновляет рассмотрение дела по существу. В случае неявки ответчика, извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, принятое при новом рассмотрении дела решение суда не будет заочным. Ответчик не вправе повторно подать заявление о пересмотре этого решения в порядке заочного производства».

Гражданская процессуальная фикция

В соответствии со ст.147 ГПК судебная повестка (или иное судебное извещение) посылается по последнему месту жительства или месту нахождения адресата и она считается доставленной, хотя адресат по этому адресу более не проживает или не находится. Поэтому процессуальная обязанность суда известить лицо считается выполненной и суд вправе рассматривать дело по существу.

Интересное:  Как рассчитать дни отпуска за отработанное время

В данном случае обе статьи (147 и 148) ГПК содержат юридические фикции: суд исходит из того, что сторона извещена надлежащим образом, хотя в действительности повестка не дошла до адресата, и это известно суду.

Юридическая фикция в сфере процессуального права

Особенностью процессуальных отношений является то, что они возможны исключительно в правовой форме. В отличие от материальных отношений, они не могут существовать как фактические, то есть неурегулированные нормами гражданского процессуального права. Процесс производства по гражданскому делу всегда протекает в рамках, установленных нормами гражданского процессуального права, а все участники процесса наделяются определенными законом процессуальными правами и обязанностями. «Своеобразие отношений, возникающих в процессе судебной деятельности, проявляется в том, что сама эта деятельность может осуществляться в рамках, установленных нормами гражданского процессуального права, и для них возможны только те действия, которые заранее предусмотрены данными нормами». Специфика норм гражданского процессуального права определяется объектом их регулирования — содержанием деятельности суда и отношениями, которые складываются в процессе в связи с этой деятельностью. Но вместе с тем детальная регламентация, характерная процессуальным отношениям, имеет две стороны: являясь средством гарантирования прав участников процесса, она все же не может учесть всё многообразие возникающих правовых ситуаций. Следовательно, возникает необходимость приведения существующей в реальности нестандартной ситуации под зафиксированную в законе правовую формулу. Эту функцию в гражданском процессе выполняет юридическая фикция.

6. Норма, построенная с помощью обычной юридической фикции, содержится в статье 243 ГПК РФ «Возобновление рассмотрения дела»: «При отмене заочного решения суд возобновляет рассмотрение дела по существу. В случае неявки ответчика, извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, принятое при новом рассмотрении дела решение суда не будет заочным. Ответчик не вправе повторно подать заявление о пересмотре этого решения в порядке заочного производства». Данная норма описывает заключительную стадию заочного производства по делу — возобновление рассмотрения дела по существу после отмены заочного решения. Удовлетворение заявления об отмене заочного решения и отмена самого решения не означают автоматического вынесения нового решения в пользу ответчика. После отмены заочного решения суд возобновляет рассмотрение дела по существу по всем правилам искового производства. Производство в этом случае должно начинаться сначала, как, например, после приостановления производства по делу. Однако, в случае повторной неявки ответчика на заседание в новом разбирательстве, решение, принятое судом в его результате заочным считаться не будет, со всеми вытекающими правовыми последствиями.

ПРАВОВЫЕ ФИКЦИИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

И. ЗАЙЦЕВ
И. Зайцев, профессор Саратовской государственной академии права.
В теории права есть понятие «правовой фикции» как особого приема нормотворчества. Суть ее заключается в том, что определенные юридические последствия закон связывает с заведомо несуществующими фактами и смысл фикции выражается вводными словами «как бы», «как если бы», «допустим». С помощью такого приема законодатель стремится преодолеть им же установленный режим правового регулирования.
Правовые фикции известны различным отраслям права, но, пожалуй, более всего их в гражданском судопроизводстве. Это связано с детальностью процессуального регулирования правосудия по гражданским делам и отказом от объективной истины в состязательном процессе. При этом процессуально — правовые фикции — это всегда исключение из общих правил производства по делу, без которых нельзя правильно и справедливо рассмотреть и разрешить гражданское дело.
Так, непреложным требованием является обязательное извещение судом лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания (ст. 144 ГПК). В противном случае решение подлежит безусловной отмене (п. 2 ст. 308 ГПК). А как нужно поступить, если заинтересованное лицо во время производства по делу сменило место жительства, не известив об этом суд? В таком случае есть достаточные основания полагать, что гражданин уклоняется от суда. И в подобной ситуации возможен и целесообразен один — единственный вариант — выслать судебную повестку по ранее известному адресу, после чего полагать выполненной процессуальную обязанность извещения гражданина и продолжать рассматривать гражданское дело по существу.
Данный вариант как правовая норма закреплен в ст. 111 ГПК: «При отсутствии такого сообщения (о перемене своего адреса во время производства по делу. — И.З.) повестка посылается по последнему известному суду адресу и считается доставленной, хотя бы адресат по этому адресу более не проживал». Аналогичное правило определено и ч. 1 ст. 112 ГПК: при неизвестности фактического места пребывания ответчика можно рассматривать дело по поступлении в суд повестки, удостоверяющей ее получение жилищной организацией или органом местного самоуправления по последнему известному месту жительства вызываемого гражданина.
Указанные нормы представляют собой правовые фикции. Суд исходит из того, что сторона извещена надлежащим образом, хотя в действительности судебная повестка не дошла до адресата и это известно судье. Налицо очевидное исключение из правила ст. 144 ГПК. И оно объективно необходимо, иначе невозможным будет разбирательство спора о праве.
Федеральный закон от 30 ноября 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в ГПК РСФСР» установил еще несколько гражданско — процессуальных фикций. Они также предназначены для преодоления процессуальной недисциплинированности участников судопроизводства. Согласно ч. 1 ст. 65 и ч. 1 ст. 70 ГПК в отношении стороны, удерживающей у себя истребуемое судом письменное или вещественное доказательство и не представляющей его по требованию суда, предполагается, что содержащиеся в нем сведения направлены против интересов этой стороны и считаются ею признанными. Утверждение о признании недисциплинированной стороной сведений, содержащихся в непредставленном средстве доказывания, явно и очевидно фиктивно.
В ч. 3 ст. 74 ГПК установлена правовая фикция результатов судебной экспертизы, не проведенной по вине стороны: «В случае уклонения стороны от прохождения экспертизы, когда по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд, в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым». В указанных случаях фиктивным будет вывод суда о признании стороной сведений, содержащихся в непредставленном средстве доказывания, а также об установлении или опровержении факта, по которому экспертиза не была проведена. Выводы суда с очевидностью не соответствуют реальной действительности (непредставленное средство доказывания не исследовалось, экспертиза не проводилась), но они необходимы, чтобы преодолеть невыполнение одной из сторон своих процессуальных обязанностей и осуществить правосудие по делу. Эти фикции вполне соответствуют сущности состязательного процесса.
Конечно, применение правовых фикций не способствует установлению судом объективной истины по делу. Но они целесообразны, разумны и потому нужны в системе гражданско — процессуальных средств осуществления правосудия.
Все фикции суть своеобразные нормы, закрепленные в ГПК. Они дополняют обычные процессуальные нормы и предназначены для преодоления негативных последствий процессуальной недисциплинированности лиц, участвующих в деле, представляя собой своеобразные юридические санкции (гражданскую процессуальную ответственность) в отношении названных участников судопроизводства. В известной степени они упрощают производство по делу, обеспечивая учет судом позиции лишь одной спорящей стороны. Вместе с тем применение фикции ставит другую сторону в привилегированное положение. Так, при применении ст. ст. 111 — 112 ГПК явившееся в суд заинтересованное лицо получает очевидную процессуальную льготу: никто не будет опровергать его доводы, а суд при вынесении решения будет основываться на представленных доказательствах. При применении ст. ст. 65, 70 и 74 ГПК вторая сторона также получает некоторые преимущества и более вероятно, что именно в ее пользу будет вынесено судебное решение.
Практическое значение процессуальных фикций предопределено их воздействием на судопроизводство. Они сокращают ход и объем доказательственного материала, облегчают процесс установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. А фикции, установленные ст. ст. 111 — 112 ГПК, служат юридическим основанием для возбуждения заочного производства и постановления заочного решения (ст. 213(1) ГПК). В целом фикции являются мерами, обеспечивающими процессуальную экономию юридических средств и сил судей, а также лиц, участвующих при отправлении правосудия по гражданским делам.
Помимо процессуальных фикций, суд применяет фикции других отраслей права. Так, при рассмотрении в порядке особого производства дела об объявлении гражданина умершим суд исходит из того, что днем смерти этого человека считается день вступления в законную силу решения (ч. 3 ст. 45 ГК РФ). Фиктивным является и начало исчисления срока для признания гражданина безвестно отсутствующим (ст. 42 ГК РФ).
Процессуально — правовые фикции реализуются в основном судом первой инстанции и отражаются в протоколе судебного заседания, определениях и решении. И хотя действующий ГПК, постановления Пленумов Верховного Суда РФ не дают ответа на то, как должно быть оформлено судебное применение фиктивных норм, логика гражданского процессуального регулирования правосудия очевидна и заключается в следующем. Судья обязан задокументировать использование фикции. С этой целью в определении или решении он отмечает как сам факт применения процессуальной нормы, содержащей фикцию, так и основания ее реализации и обязательно — юридические последствия. При этом желательно точно воспроизвести формулу закона.
Например, следует указать, что не явившемуся в судебное заседание ответчику повестка была послана своевременно по последнему известному месту жительства и, руководствуясь ст. ст. 111 и 213(1) ГПК, суд считает его извещенным о времени и месте разбирательства дела. Коль скоро истец не возражает, то по делу выносится заочное решение. При применении ч. 1 ст. 65 или ч. 1 ст. 70 ГПК в судебном протоколе указывается, что та или иная сторона удерживает у себя истребуемое судом письменное либо вещественное доказательство, в связи с чем суд предполагает, что содержащиеся в нем сведения направлены против интересов этой стороны и считаются ею признанными. В выносимом по данному делу решении также надо записать о применении соответствующих гражданско — процессуальных фикций.
Такие записи в процессуальных документах, во-первых, легализируют правовые фикции в производстве по конкретному делу; во-вторых, служат неоспоримым доводом законного и обоснованного разрешения заявленного требования. Лицо, участвующее в деле, при обжаловании решения может оспаривать правильность применения нормы, содержащую процессуальную фикцию (не было надлежащего фактического состава для применения данной нормы, неверно определены последствия фикции и т.д.), но не должно сомневаться в правомерности решения в результате реализации фикции, поскольку процессуальные фикции — это хотя и своеобразные, но юридические нормы и их применение вполне соответствует началу законности в гражданском судопроизводстве.
Этот вопрос имеет определенное практическое значение. В частности, если суд разрешил дело без лица, участвующего в деле, применив ст. 111 ГПК или ст. 112 ГПК, а впоследствии кассатор заявит, что он не получал судебной повестки и просит отменить на этом основании решение по п. 2 ст. 308 ГПК, то кассационная инстанция не должна удовлетворять такую просьбу. В противном случае утрачивается смысл примененных процессуальных фикций. К сожалению, известны случаи, когда вторая инстанция отменяет судебное решение в связи с бездоказательным утверждением лица, участвующего в деле. Однако как в первой, так и во второй инстанции стороны обязаны доказывать свои утверждения (ст. 50 ГПК), в том числе и факт неизвещения судом о времени разбирательства дела.
Если же суд, применив фикции ст. ст. 65, 70 и 74 ГПК, разрешил дело по существу, а заинтересованная сторона представит вместе с кассационной жалобой ранее истребуемое доказательство и на этом основании просит отменить решение, то ее доводы не будут иметь юридических последствий. Суд разрешил дело на основании закона и имеющихся доказательств и поэтому законность его решения не должна подвергаться сомнению со стороны вышестоящих судебных инстанций.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

Интересное:  Балансовая Стоимость Земельного Участка Равна Кадастровой

«ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 11.06.1964)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»
от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 30.11.1995 N 189-ФЗ
«О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ
КОДЕКС РСФСР»
(принят ГД ФС РФ 27.10.1995)
Российская юстиция, N 1, 1997

Фикции в гражданском процессе

Они упрощают производство по делу, при применении фикции одна сторона получает привилегированное положение, что не соответствует сущности такого принципа гражданского процесса, как состязательность сторон, поскольку в случае применения таких фикций суд утрачивает роль арбитра при разрешении гражданского спора и принимает сторону одного из участников судебного разбирательства.

В части 3 ст. 79 ГПК РФ[14] закрепляется норма об уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Однако выводы суда невозможно считать соответствующими реальной действительности, так как экспертиза не была проведена, но такой вывод необходим для дальнейшего осуществления правосудия по делу, преодолев невыполнение одной из сторон своих процессуальных обязанностей.

Гражданская Процессуальная Фикция

Основанием гражданской процессуальной ответственности является гражданское процессуальное правонарушение, выражающееся в нарушении предписаний норм гражданского процессуального права. Нормы гражданского процессуального права, используя санкции различных отраслей права, содержат также санкции собственно процессуального характера. Они выражаются как в требовании восстановления законности, так и в возможности возложения на нарушителей определенной (в том числе собственно процессуальной) ответственности. Располагая всеми свойствами юридической ответственности, гражданская процессуальная ответственность имеет свои общие особенности. Она применятся только за нарушение требований норм процессуального права лишь к соответствующим субъектам судопроизводства и не иначе как при наличии условий, предусмотренных нормами права, в пределах и порядке ими установленных, в форме гражданско-процессуальных правоотношений. Гражданская процессуальная ответственность как любой другой вид юридической ответственности имеет цели, задачи.

Интересное:  Как оплатить штраф в сбербанке гибдд

Объектом данного исследования являются охранительные правоотношения, возникающих при нарушении норм процессуально-правового характера и связанных с применением мер государственного принуждения в форме определенного вида юридической ответственности. Предметом исследования выступает процессуальная ответственность участников судопроизводства при рассмотрении и разрешении гражданских дел: понятие, характеристики и виды.

Гражданская Процессуальная Фикция

Этот вопрос имеет определенное практическое значение. В частности, если суд разрешил дело без лица, участвующего в деле, применив ст. 118 ГПК или ст. 119 ГПК, а впоследствии кассатор заявит, что он не получал судебной повестки и просит отменить на этом основании решение по пп2 п. 2 ст. 364 ГПК, то кассационная или апелляционная инстанция не должна удовлетворять такую просьбу. В противном случае утрачивается смысл примененных процессуальных фикций. К сожалению, известны случаи, когда вторая инстанция отменяет судебное решение в связи с бездоказательным утверждением лица, участвующего в деле. Однако как в первой, так и во второй инстанции стороны обязаны доказывать свои утверждения (ст. 56 ГПК), в том числе и факт неизвещения судом о времени разбирательства дела [3] .

Данный вариант как правовая норма закреплен в ст. 118 ГПК РФ, которая определяет, что при отсутствии сообщения о перемене своего адреса во время производства по делу повестка посылается по последнему известному суду адресу и считается доставленной, хотя бы адресат по этому адресу более не проживал». Аналогичное правило определено и в ст. 119 ГПК РФ, которая устанавливает, что при неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика.

Процессуальная ответственность лиц в гражданском судопроизводстве

Гражданская процессуальная ответственность как самостоятельная правовая категория подразумевает существование самостоятельного вида правонарушения. По мнению одних авторов, процессуальное правонарушение – это неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, другие склоняются к тому, что в его понятие входит и злоупотребление правами, третьи пишут о возможности включения в понятие процессуального правонарушения и объективно-противоправных действий, а также судебной ошибки.

Самым распространённым видом гражданской процессуальной ответственности является штрафная ответственность, применяемая судом как мера воздействия в виде денежного взыскания к нарушителям норм гражданского процессуального права. Штраф всегда устанавливается в рублях. Так в случае неявки в судебное заседание по неуважительным причинам, вызванный свидетель, переводчик, эксперт, специалист могут быть подвергнуты штрафу в размере до одной тысячи рублей (ст. 168 ГПК РФ). Законодатель устанавливает только верхний предел штрафа, а низший предел его оставляется открытым, то есть оставляется на усмотрение суда.

Процессуальный срок

Постановлением от 09.02.2010 Первый арбитражный апелляционный суд отменил основное решение суда первой инстанции и удовлетворил требования истца о взыскании долга. После этого истец обратился в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о повороте исполнения дополнительного решения, которым с него в пользу ответчика были взысканы расходы по экспертизе. В повороте исполнения суд отказал, разъяснив истцу, что дополнительное решение является самостоятельным объектом апелляционного обжалования и что отмена основного решения по делу не влечет автоматической отмены дополнительного решения.

Как следует из ч. 1 ст. 113 АПК РФ, процессуальные действия совершаются в установленные для этого сроки. С истечением процессуальных сроков лица, участвующие в деле, утрачивают право на совершение процессуальных действий (ч. 1 ст. 115 АПК РФ). Гарантией реализации права на обжалование судебных постановлений для лиц, пропустивших процессуальный срок по уважительной причине, служит институт восстановления процессуальных сроков. Так, в соответствии со ст. 117 АПК РФ арбитражный суд восстанавливает пропущенный процессуальный срок, если признает причины его пропуска уважительными. Кодекс не устанавливает критериев, по которым суд мог бы определить степень уважительности причин пропуска процессуального срока, и единственное, чем руководствуется судья, рассматривающий такое заявление, — это здравый смысл и собственное убеждение. Как следствие, обстоятельства, которые одним судьей будут признаны уважительными причинами пропуска срока, другой судья может счесть неуважительными.

Правовые фикции в гражданском процессе

Такие записи в процессуальных документах, во-первых, легализируют правовые фикции в производстве по конкретному делу; во-вторых, служат неоспоримым доводом законного и обоснованного разрешения заявленного требования. Лицо, участвующее в деле, при обжаловании решения может оспаривать правильность применения нормы, содержащую процессуальную фикцию (не было надлежащего фактического состава для применения данной нормы, неверно определены последствия фикции и т.д.), но не должно сомневаться в правомерности решения в результате реализации фикции, поскольку процессуальные фикции — это хотя и своеобразные, но юридические нормы и их применение вполне соответствует началу законности в гражданском судопроизводстве.

Суд применяет фикции других отраслей права. Так, при рассмотрении в порядке особого производства дела об объявлении гражданина умершим суд исходит из того, что днем смерти этого человека считается день вступления в законную силу решения (ст. 45 ГК РК). Фиктивным является и начало исчисления срока для признания гражданина безвестно отсутствующим (ст. 42 ГК РК),

ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

[49] См. Гурвич М А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуаль­ные действия // Труды ВЮЗИ.Т. 111 Вопросы гражданского процессуального, граждан­ского и трудового права М., 1965 С. 87; Чечина НА. Гражданские процессуальные отношения. Л., 1962. С 57; Зейдер Н.Б. Гражданские процессуальные правоотношения. Саратов, 1965; Гражданское процессуальное право России М., 1998 С. 67 (автор главы -М.С. Шакарян); Евстифеева Т.И. Гражданские процессуальные правоотношения. Са-Ратов, 2002. С. 35.

[133] См.: Жеруолис И.А. О соотношении материального и процессуального в иске // Формы защиты права и соотношение материального и процессуального в отдельных правовых институтах. Калинин, 1977. С. 14 -15; Исаентва О.В. Иск в гражданском судо­производстве. Саратов, 1997. С. 38.

ВОПРОС Понятие, значение и виды гражданской процессуальной ответственности

Правонарушение в гражданском судопроизводстве имеет место в том случае, если субъект гражданского процессуального правоотноше­ния не выполняет или ненадлежащим образом выполняет гражданские процессуальные обязанности или нарушает запреты.

Гражданский процессуальный кодекс позволяет различать следующие виды процессуальной ответственности: штрафную; компенсационную; в виде неблагоприятных процессуально-правовых последствий; связанную с применением гражданских процессуальных фикций.

Доказательственная фикция как специальное правило процесса доказывания в гражданском судопроизводстве Украины

Отмечается, что фикции, в отличие от презумпций материального права, не могут рассматриваться как способ перераспределения обязанности доказывания между сторонами. Презумпция подразумевает такое перераспределение, а механизм фикции несколько иной. Закрепление фикций в законодательстве означает освобождение участников процесса от обязанности доказывания обстоятельства, которое признается фикцией существующим. В этом отношении фикцию можно сравнить с неопровержимой презумпцией, которая также является не способом перераспределения обязанностей доказывания, а способом освобождения от бремени доказывания [3, с. 238—239].

Исходя из вышесказанного, факты опровержения доказательственной фикции всегда направлены исключительно на факты-основания ее действия. Установление с помощью доказательств фактов опровержения доказательственной фикции не позволяет судье положить в основание судебного решения фиктивный юридический факт.

Ссылка на основную публикацию