Взгляд Вольтера На Государственное Устройство

Основная идея Вольтера и его философские и политические взгляды

За время занятий сатирой поэт несколько раз сидел в Бастилии. Первый раз это случилось в 1717 году. Причиной ареста была оскорбительная сатира в адрес герцога Орлеанского, который являлся регентом Франции.

Художественная литература являлась для автора не самоцелью, а средством. При помощи нее он пропагандировал свои идеи, протестуя против церковников и самодержавия, проповедуя веротерпимость и гражданскую свободу.

Тема 9

Вместе со своим другом Ж.Л. Даламбером он получил приглашение стать во главе огромного нового начинания, названного «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел». Издатель поначалу рассматривал этот словарь просто как перевод «Энциклопедии» Э. Чемберса (1728), но усилиями Дидро и Даламбера тот превратился во всеобъемлющее обозрение современного состояния знаний во Франции.

  1. Каковы понятие и основные черты Просвещения?
  2. Что Ш. Монтескьё вкладывал понятие «общего духа нации»?
  3. В чем особенность разделения власти по Ш. Монтескьё?
  4. Чем, по Руссо, отличается «общая воля» от «воли всех»?
  5. Как Руссо понимал народный суверенитет?

Взгляды Вольтера на человека, религию и государство

Будучи в очередном изгнании, живя в Берлине, Вольтер в письме к прусскому королю Фридриху излагал свою точку зрения следующим образом: «Поверьте, что истинно хорошими государями были только те, кто начал, подобно вам, с усовершенствования себя, чтобы узнать людей, с любви к истине, с отвращения к преследованию и суеверию… не может быть государя, который мысля, таким образом, не вернул бы в свои владения золотой век. Самое счастливое время, когда государь — философ».

Вольтер, по своим убеждниям, был деист. Деизм- (от лат. deus — бог) — религиозно-философское направление, признающее существование Бога и сотворение им мира, но отрицающее большинство сверхъестественных и мистических явлений, божественное откровение и религиозный догматизм. Деизм предполагает, что разум, логика и наблюдение за природой — единственные средства для познания Бога и его воли. Бог только творит мир и больше в его жизни не участвует.

Глава 1

Сильное влияние на формирование представлений Вольтера о приемлемом общественном устройстве оказало на него пребывание в Англии. Стоит отметить, что Вольтер в своих сочинениях, написанных в разные периоды жизни, очень часто ссылается на английский опыт, политическую практику и церковное устройство. Вероятно, именно в Англии он вывел для себя главные пункты своей мировоззренческой системы. Он писал: «Лорд Б. сказал, что божественное право создано лишь для того, чтобы плодить тиранов в рясах и стихарях, граждан же создаёт закон».[21]
В Англии Вольтера привлекал духа плюрализма в обществе в целом, и в религиозной сфере в частности (« Англия – страна сект. Англичанин – человек свободный – отправляется на небо тем путём, какой он сам себе изберет»[22]). Он утверждал: «Если бы в Англии была только одна религия, следовало бы опасаться её деспотизма; если бы их было две, представители каждой перерезали бы друг другу горло; но их там тридцать, а потому они живут в благодатном мире».[23] Кроме того, ему импонировал английский подход в подготовке лиц духовного звания, прививающий духовенству принципы разума («английское духовенство более умеренно, чем французское…все духовные лица воспитываются в Оксфордском или же в Кембриджском университете, вдали от столичного разврата»[24]).
Вольтер симпатизировал английской политической системе, сложившейся после Славной революции. Он отмечал: «Английская нация – единственная на земле, добившаяся ограничения королевской власти путём сопротивления, а также установившая с помощью последовательных усилий то мудрое правление, при котором государь, всемогущий, когда речь идёт о благих делах, оказывается связанным по рукам и ногам, если он намеревается совершить зло…а народ без смут принимает участие в управлении».[25] Будучи сторонником существования народного представительства, Вольтер видел оптимальное его воплощение в британском парламенте. Несколько лет спустя, критикуя идеи Руссо и его «Общественный договор», Вольтер говорил: «Весьма странным представляется заявление автора «Общественного договора», будто весь английский народ должен бы заседать в парламенте…Разве не при посредстве депутатов выступают шведские крестьяне?».[26] Одновременно с этим, в английском короле он видел не помазанника божьего, а «первого слугу государства»[27] («Палата пэров и палата общин являются посредниками нации, король – верховным посредником»[28]). Именно такая система позволяет установить общественное равновесие, сохранить политические свободы и предотвратить потрясения. «Французы считают, что правление на этом острове более бурно, чем море…и это верно; но происходит это лишь тогда, когда король сам вздымает бурю, когда он хочет стать хозяином судна, на котором он всего только главный кормчий»[29] — отмечал писатель. Позже, говоря от лица персонажа «А»[30] в «разговоре между А, В и С», Вольтер писал: «Что касается меня, то хотя я всего лишь член великобританского парламента, я считаю мою конституцию лучшей из всех». Признавая существование в английском политическом устройстве изъянов и «крупных злоупотреблений»[31], он, тем не менее, добавляет: «Предел человеческого совершенства – это быть могущественным и счастливым ценою чудовищных злоупотреблений…этого мы и достигли».[32]
Подытоживая свои рассуждения и замечания относительно английского политического устройства, Вольтер называет его «счастливым сочетанием», «согласием, существующим между общинами, лордами и королем».[33]
Вместе с тем Вольтер показывает своё неприязненное отношение к аристократии. Говоря об английских лордах, он утверждает, что они могут существовать исключительно при королевской поддержке «сверху» («Власть их сильна в парламенте и нигде больше»). Он резко высказывается и о французской аристократии, одновременно демонстрируя симпатию к торгово-промышленным кругам («Во Франции распоряжаются маркизыОднако я не знаю, какая из этих двух профессий полезнее государству – профессия ли напудренного вельможи, которому точно известно, в какое время встаёт ото сна король…или же профессия негоцианта, обогащающего свою страну…и содействующего процветанию всего света»[34]).
Вероятно, Вольтеру понравилась также и английская система налогообложения. Философ писал: «Человек, в силу своей принадлежности к знати или к духовному сословию не освобождается от уплаты определенных налогов, причём все обложения регулируются палатой общин, которая по своему рангу стоит на втором месте, но по своему влиянию занимает первое».[35] Осознание контраста между Англией и Францией, как кажется, даже привело Вольтера к некоторой идеализации жизни на Британских островах («Ноги крестьянина не стирают деревянные башмаки, он ест белый хлеб, хорошо одевается, не боится увеличить поголовье своего стада или покрыть крышу черепицей, опасаясь повышения налогов в следующем году»[36]). Предположим, что знакомство с принципами английской налоговой политики и законодательства повлияло на выработку Вольтером идеи о всеобщем равенстве граждан перед законом независимо от их социального происхождения.
Особый восторг Вольтера вызвали английская торговля и флот. Он подчёркивал связь между развитием коммерции и политической трансформацией в Англии («Торговля, обогатившая английских горожан, способствовала их освобождению, а свобода эта, в свою очередь, вызвала расширение торговли; отсюда и рост величия государства: именно торговля мало-помалу породила морские силы, с помощью которых англичане стали повелителями морей»[37]). В развитии торговли и обогащении Вольтер видел возможность преодоления сословных рамок. Ему нравилась английская традиция, которая не запрещала младшим сыновьям аристократов заниматься торговлей и обзаводиться производством. Он считал, что торговля способна не только обогатить государство, но и подтолкнуть развитие технического и научного прогресса («Торгующая нация всегда очень крепко стоит на страже своих интересов и не пренебрегает никакими занятиями, способными принести пользу её торговле»[38]).
Итак, сделаем промежуточный вывод. В период своего пребывания в Англии Вольтер проникся симпатией к английскому образу жизни, нравам, устройству государственного управления, экономическому укладу. Сравнивая католическую и англиканскую церкви, он более отдавал предпочтение первой, считая, что она более открыта для влияния рационалистических идей, нежели первая. Увиденное в Англии, в сопоставлении с реалиями французской жизни сильнее подтолкнуло Вольтера к выработке собственных общественно-политических взглядов. . Знакомство с Англией сильно сказалось на его философии.

Интересное:  В Доме Не Работает Антенна

Выше мы привели перечень государств, в которых, по мнению Вольтера, существовал приемлемый строй. Подобный выбор был обусловлен в первую очередь тем, что, по мнению Вольтера, именно в этих странах лучшим образом обеспечивается реализация человеческой свободы. Он писал: «Житель Амстердама – человек; но уже живущий на некотором расстоянии от этого места – эксплуатируемое животное».[39] Свобода – важное понятие в мировоззрении Вольтера, которое, во многом, формировало его общие социально-политические представления. По словам философа, свобода «состоит в том, чтобы зависеть только от законов».[40] Именно закон, по его мнению, должен быть единственным регулятором общественных отношений, которому обязаны подчиняться как простые граждане, так и короли и клир («Человеческое общество, коим управляет произвол, похоже совершенно на стадо подъяремных волов, работающих на хозяина»[41]).
Кто является источником закона? Этот вопрос не имеет однозначного ответа в историографии. Некоторые историки полагали, что Вольтер отрицал идею общественного договора, считая государство исключительно следствием насилия и подчинения одних другим.[42] Наши источники также не позволяют что-либо утверждать однозначно. Тем не менее, они дают свидетельства того, что Вольтер рефлектировал по поводу идеи общественного договора. Ясным представляется и то, что Вольтер отрицал божественное право, считая государство продуктом человеческих взаимоотношений. Это можно понять, изучив отдельный отрывок: «Вполне естественно, что ссорящиеся обращаются к начальнику, которого они избрали для своей героической экспедиции. И вот он стал уже военачальником и судьей….Этот новый глава считается в стране великим человеком; привыкают ему повиноваться, а он ещё больше привыкает повелевать. Я думаю, что таково вполне могло быть происхождение монархии»[43]. Таким образом, Вольтер выводит происхождение власти из деятельности самих людей. Как следствие из этого – люди сами устанавливают законы («чем больше законы, созданные по договору между людьми, приближаются к естественному закону, тем более терпима жизнь»[44]) . Говоря от имени персонажа «А», Вольтер утверждает: «…Я хочу, чтобы у каждого была своя прерогатива: я знаю только законы, которые меня охраняют, и я считаю наше правительство [английское] лучшим на свете, потому что каждый делает у нас, что ему надлежит, что он должен и может. Всё подчинено закону, начиная с королевской власти и церкви».[45] Из этого отрывка можно сделать вывод, что он не отказался от идей, воспринятых им в Англии и в более зрелом возрасте. Вместе с тем можно заметить, что Вольтер отказывается ставить власть короля выше полномочий закона и совершенно не приемлет политических притязаний церкви. О последней он говорит: «Самый нелепый из всех деспотизмов, самый унизительный для человеческой природы, самый несообразный и самый зловредный – это деспотизм священников».[46]
Для обеспечения гарантии безопасности человеческой свободы Вольтер отстаивает право на свободу слова и гласность. Развитие свободы слова должно повлечь за собой и укрепление общественного мнения, которое, в свою очередь, и будет защищать свои же собственные интересы и не допустит возвращения деспотизма. «У нас [в Англии] каждый может на свой страх и риск писать то, что он думает; это единственный способ разговаривать с нацией. Если она находит, что вы говорили глупо, она вас освистывает; мятежно – она вас наказывает… Нет у людей никакой свободы без свободы высказывать свою мысль».[47] Помимо всего прочего, свобода слова могла помочь обеспечить успех просвещения народных масс. В философской беседе трёх персонажей на вопрос одного из них « почему люди теперь всё-таки немного лучше и немного менее несчастны», Вольтер даёт ответ — «Потому что начинают мыслить, просвещаться и грамотно писать».[48] Вероятно, Вольтер с оптимизмом смотрел на развитие движения Просвещения, видя в этом международном интеллектуальном явлении шанс на переустройство общества на началах разума и гуманизма («Суждено ли книгам, разрушающим суеверия и вселяющим любовь к добродетели, усовершенствовать людей? Да: если молодые люди будут внимательно читать эти книги, это предохранит их от всех видов фанатизма»[49]).
Наконец, в качестве ещё одного вида естественного права Вольтер выделяет свободу совести. Выше уже говорилось, что в период пребывания в Англии Вольтер был под впечатлением от религиозного плюрализма на островах, в котором он видел условие общественной стабильности. После возвращения из Англии его отношение не изменилось. Он утверждал: «Терпимость так же необходима в политике, как и в религии; нетерпима одна только гордыня…в этом тайный источник всех раздоров».[50] Отмечалось также, что критика католической церкви и христианской религии как таковой выступает на передний план в большинстве произведений философа. «…Из всех жреческих владычеств самое преступное – это, без сомнения, владычество священников христианской церкви» [51] — писал Вольтер. Об отношении философа к религии можно судить по следующей цитате: «…в папистской стране – тридцать годовых праздников, кои образуют тридцать дней безделья и распутства…».[52] В этой связи, даже на протестантизм Вольтер смотрел более благосклонно, чем на католическое христианство, которому он не мог простить существование института монашества, поклонение святым мощам и папскую власть.

Интересное:  Билль О Поавах Потребителя

Политико-правовые взгляды Вольтера

Свое учение о происхождении, общества, государства и права В. основывает на взглядах античных и современных ему авторов об общественной природе или социальной сущности человека. Особенность состоит в том, что В. основание такой социальной сущности и соответственно общества, и всех его институтов, видит не в инстинкте, а в чувстве люби человека к самому себе. Следствием этой любви есть порождаемые ее страсти, такие как честолюбие, властолюбие, корыстолюбие, алчность, соперничество и т.д. Стремление к удовлетворению этих страстей порождает в свою очередь потребность к труду, искусству и в конечном итоге приводит к необходимости существования государственных институтов и правового регулирования.

Таким образом, в соответствии с взглядами В., общество для своего существования нуждается в законах. При этом В. категорически отрицает божественный характер происхождения права и закона. Право и закон, а эти понятия В. четко не разграничены, имеют искусственное происхождение, они устанавливаются людьми, и обусловлены естественными потребностями или причинами, так как связаны с существованием природных страстей человека или дословно «. они зависят от интересов, страстей и мнений тех, кто их придумал, и от характера климата, местности, где люди объединились в общество».

Политические и правовые взгляды Вольтера

7) Действующие в государстве законы подразделяются на три основных типа: законы, регулирующие отношения между людьми – международное право; законы, регулирующие взаимоотношения между власть имущими и подданными – общественное (или политическое) право; законы, регулирующие отношения меду людьми как гражданами – гражданское право;

2) Общая воля «объединенного народа» неделима и тождествена суверенитету, ему принадлежит высшая власть над жизнью, свободой и собственностью граждан («Когда государь говорит гражданину: «Государству необходимо, чтобы ты умер», то он должен умереть, поскольку его жизнь – это дар, полученный на определенных условиях от государства») и не могут противопоставляться никакие групповые или индивидуальные интересы;

Политические и правовые взгляды Вольтера

1. НС — это волеизъявление всего взрослого мужского населения страны. 2. В отношениях в соотношении НС и суверенитета государя возникает противоречие в отношении прав личности (если государь говорят подданному «иди и умри», то должен умереть, т.к. это долг).

Отрасли: 1.Естественное П: — божественное П или право религии. — церковное/каноническое право.- международное право. — общегос. право для всех обществ (П народов). — частно-гос. право для отдельные обществ. — право завоеваний. — гражданское право отдельных обществ. — семейное П

Концепция идеального государства в трудах Вольтера

Кроме того, в своем философском словаре, Вольтер ярко называет веру в сверхъестественное предназначение богов различных религий предрассудками. Он пишет: «Если ваша кормилица рассказала вам, что Церера, владычица хлебных злаков…Один ожидает вас в своем зале вблизи Ютландии, или что Магомет…совершил путешествие на небо…если ваши рассудок пытается восстать против этих предрассудков, то ваши соседи… подымают крик о безбожии» [5, с. 168]. Тем самым Вольтер указывал на неприятие альтернативной точки зрения на религию. И следствие — неприятие разумного подхода в восприятии сущего.

Формально Вольтера можно отнести к деистам, так как он писал, что верит в бога, но при этом бог рассматривался только как разум, сконструировавший целесообразную «машину природы» и давший ей законы и движение. «Христианство и разум не могут существовать одновременно», — писал Вольтер [12, с. 112]. Просвещенные люди не нуждаются в христианских откровениях. Бог не пускает в ход механизмы деятельности мира постоянно. «Бог однажды повелел, Вселенная же подчиняется вечно». Вольтер определяет бога как «необходимое бытие, существующее само по себе, в силу своей разумной, благой и могущественной природы, разум, во много раз превосходящий нас, ибо он совершает вещи, которые едва ли мы можем понять» [12, с. 112-113]. Хотя Вольтер и пишет, что существование бога не требует доказательств («разум вынуждает нас его признать и лишь безумие отрешится к его определению»), сам он всё же пытается их привести. Вольтер считает, что абсурдно, если «всё — движение, порядок, жизнь — образовалась сама собой, вне какого бы то ни было замысла», чтобы «одно лишь движение создало разум», следовательно, Бог есть. «Мы разумны, значит существует и высший разум. Мысли не присущи материи вообще, значит человек получил эти способности от бога» [12, с. 113].

Вопрос 51

Именно религиозный фанатизм, единомыслие, которое насаждает церковь, умерщвляют, как убежден Вольтер, жизнетворное начало всякой свободы – свободу совести и слова. Надо, однако, знать и помнить, что, относясь крайне враждебно к католической церкви, к католицизму, мужественно сражаясь с ними, Вольтер отнюдь не отвергает религию и религиозность как таковые. Крылатыми стали его слова: «Если бы Бога не существовало, его следовало бы выдумать». Антиклерикальный настрой не мешал Вольтеру полагать, что религия должна оставаться необходимой уздой для народных масс.

В разных ситуациях и в разные периоды государство, отвечающее потребностям эпохи, может, по мнению Вольтера, выступать в различных организационных формах. При прочих равных условиях предпочтение он отдает сложившейся в его стране абсолютной монархии. Менее всего ему по душе революционные потрясения, ломка уже существующей государственности. Но Вольтер хочет, чтобы абсолютизм стал «просвещенным». Таковым наличный политический строй будет, если на королевском троне окажется «просвещенный» монарх. «Самое счастливое время, когда государь– философ». Но лишь образованностью и мудростью не исчерпывается набор качеств, необходимых «просвещенному» монарху. Он должен быть также государем милостивым, внемлющим нуждам людей, своих подданных. «Добрый король есть лучший подарок, какой небо может дать земле». Вольтеру хотелось верить в то, что институты абсолютистского государства себя не изжили и могут сами преодолеть собственные социально-экономические, правовые и идеологические устои, как только страной начнет управлять высокоученый нравственный самодержец.

Вольтер о человеке и обществе

Его основные социально-политические взгляды отражали идеологию формирующейся буржуазной демократии и развенчивали феодальный режим. По социальным воззрениям Вольтер — сторонник неравенства. Общество должно делиться на «образованных и богатых» и на тех, кто, «ничего не имея», «обязан на них работать» или их «забавлять». Трудящимся поэтому незачем давать образование: «если народ начнёт рассуждать, всё погибло» (из писем Вольтера). Убеждённый и страстный противник абсолютизма, он остался до конца жизни монархистом, сторонником идеи просвещённого абсолютизма, монархии, опирающейся на «образованную часть» общества, на интеллигенцию, на «философов». Просвещённый монарх — его политический идеал

Интересное:  Трудовой договор образец на 1 месяц

Трактат “Об общественном договоре, или Принципы политического права” обосновывающий необходимость заключения договора между людьми в связи с переходом от естественного состояния к общественному. Это не договор правителя с подданными или высшего лица с низшими, а договор равных лиц друг с другом, или же общества как целого с каждым из его членов, когда “все они принимают на себя обязательства на одних и тех же условиях и все должны пользоваться одинаковыми правами”. Главные понятия трактата — “суверен” и “общая воля”. “Сувереном”, т. е. тем, кто несет на себе бремя законодательной власти, объявляется народ; власть суверена неделима и неотчуждаема. Общая воля включает только общие интересы; воля всех — сумма изъявлений воли частных лиц, но если убрать из этих изъявлений воли взаимно уничтожающиеся крайности; в результате сложения оставшихся получится общая воля. Акты принятия законов есть “акты общей воли”, и для принятия их народом требуется собрание всех граждан вместе.

Вольтер о государстве и праве

Общепризнанным лидером французского Просвещения был выдающийся писатель и философ Вольтер (псевдоним, настоящее имя — Франсуа Мари Аруэ, 1694—1778). В историю общественной мысли он вошел как страстный обличитель католической церкви, религиозного фанатизма и мракобесия.

Грядущие преобразования в обществе философ связывал с развитием знаний и подъемом культуры, которые, по его мнению, приведут к тому, что правителями будет осознана необходимость реформ. Стремясь направить государей на путь истины, он предпринял поездку к Фридриху Прусскому и вступил в переписку с Екатериной II.

Взгляды вольтера на государство

Просвещение и создаваемая им в обществе идейно-нравственная атмосфера оказывали значительное влияние на содержание, способы и на¬правление развития науки о государстве и праве, образуя один из самых значимых для нее духовных факторов.Просвещение зародилось и поднялось в XVII в. (ранний этап), но свои наиболее выразительные черты оно обрело в XVIII в. В данный период в авангарде просветительского дви¬жения — особенно в том, что касалось разработки политико-юридической проблематики — находились выдающиеся фран¬цузские мыслители.Реакцией на идеологию Просвещения, в частности на его политико-правовые проекты, явился консерватизм, представ¬лявший собой романтическое мировоззрение, ориентированное на защиту шедших из глубины веков традиционных устоев общественной жизни.

Последние в свою очередь В. делит на законы установленные произвольно «ради пользы законодателя», а отсюда имеющие условный характер и законы, созданные на основе разума, которые в идеале должны соответствовать естественному закону.

Политические и правовые взгляды Вольтера

Выступая с критикой католической церкви, Вольтер тем не менее учитывал значение религии как средства социального регулятора. Ему принадлежат известные слова: «Если бы не было Бога, то его надо было бы выдумать».

Как и многие другие мыслители своего времени, Вольтер — сторонник естественного права. С его точки зрения, естественные законы — это законы разума, законы, которые дает человечеству природа: «Быть свободным, иметь вокруг себя только равных — такова истинная жизнь, естественная жизнь человека». Свобода — это свобода мысли, свобода печати, свобода совести; отсутствие всякого произвола: «Свобода состоит в том, чтобы зависеть только от законов».

Взгляд Вольтера На Государственное Устройство

Свобода у Вольтера — это в первую очередь свобода личности, индивида, частная свобода, а не свобода общества в целом. Подлинная свобода, по убеждению Вольтера, проявляется в том, что люди перестают быть формально взаимозависимыми; они становятся автономными субъектами. В философии Вольтера большую роль играет вопрос об активности субъекта. Подчеркивание Вольтером динамичности и активности поведения субъекта значительно обогатило философию Нового времени. Вольтер относится к мыслителям, которые первостепенное значение придают не формам управления государством, конкретным институтам и процедурам власти, а принципам, реализуемым с помощью этих институтов и процедур. Для него такими социально-политическими и правовыми принципами являлись свобода, собственность, законность, гуманность.

В философских трудах Вольтер выражал одно из основных требований восходящей буржуазии о равенстве людей. Однако в отличие от Ж. Ж. Руссо он признавал лишь равенство перед законом и правом. Социальное и имущественное неравенство он считал предпосылкой сохранения общественного равновесия и нормального развития общества. Если Ж. Ж. Руссо в работе «О причинах неравенства» выступал против частной собственности и требовал ее уничтожения, то Вольтер это требование с присущей ему иронией высмеял. Свободу человека Вольтер также понимал лишь в чисто абстрактном правовом и политическом смысле.

Государство и право в учении Вольтера

Вольтер в «Метафизическом трактате» пишет: «Мы не должны больше опираться на простые гипотезы; не должны больше начинать с изобретения принципов, с которыми затем пускаемся объяснять все вещи. Наоборот, мы должны начинать с точного изложения наблюдаемых явлений. И если мы не прибегнем к помощи математики компаса и светоча опыта, мы не в состоянии будем сделать и одного шага». Вольтер часто говорил, что, «когда человек хочет проникнуть в суть вещей и познать их, он скоро оказывается в положении слепого, которого просят высказаться о сущности цвета. Однако доброжелательная природа вложила в руки слепого палку — анализ; с ее помощью он может продвигаться вперед в мире явлений, замечать их последовательность, удостоверяться в их порядке, — и все это благодаря его духовной ориентации, благодаря образованию, получаемому от жизни и науки».

В истории политических и правовых идей свобода и равенство нередко противопоставлялись друг другу. Вольтер подобного противопоставления избегает. Напротив. Завидным считал он положение, при котором свобода дополняется и подкрепляется равенством. «Быть свободным, иметь вокруг себя только равных, такова истинная жизнь, естественная жизнь человека». Равенство людей понимается им в строго политико-юридическом смысле: обретение всеми людьми одинакового статуса гражданина, одинаковая зависимость всех граждан от закона и одинаковая защита их законом. Такое равенство в его трактовке весьма содержательно и социально эффективно. Однако сторонником имущественного равенства (эгалитаристом) и общности имуществ Вольтер не был. Обладание имуществом (либо отсутствие такового) должно, согласно Вольтеру, сказываться на положении человека в обществе. В частности, право голоса в вопросах общественного блага могут иметь, по мнению Вольтера, не любой и каждый, а лишь собственники.

Вольтер: краткая биография, основные идеи и философия

Любая философская школа должна, прежде всего, отвечать на вопрос, интересующий все просвещенное человечество с древнейших времен. Это вопросы: «Кто я? Для чего пришел в этот мир? В чем заключается смысл человеческого существования?»

Поскольку Вольтер продолжал вращаться в вихре светской жизни, неизбежно должны были возникать столкновения между остроумным поэтом и высокородными дворянами, не терпящими превосходства ни в ком. В 1726 году подобная стычка произошла между Вольтером и шевалье Роганом, который упрекнул литератора в том, что за псевдонимом он прячет низкое происхождение.

Ссылка на основную публикацию