Граница Между Проступком И Преступлением Такая Зыбкая

Содержание

Граница Между Проступком И Преступлением Такая Зыбкая

Правоведы определяют правонарушение как неправомерное (противоправное) общественно вредное виновное деяние, за которое предусмотрена юридическая ответственность. Данное определение, при всей лаконичности, имеет весьма глубокое содержание. Рассмотрим его подробнее.

Преступление считается самым опасным видом правонарушения. Уголовный кодекс РФ (ч. 1, ст. 14) дает четкое определение: «Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». Каждое слово этой нормы права вам должно быть хороню понятно, если учитывать детальную характеристику правонарушения, данную выше.

Граница Между Проступком И Преступлением Такая Зыбкая

Третья — арбитражные суды. Они решают споры, возникающие в сфере экономики и управления, дела о банкротстве, о защите чести, достоинства и деловой репутации. В систему арбитражных судов входят: а) суды субъектов РФ (нижнее звено); б) федеральные арбитражные суды (среднее звено) и, наконец, в) Высший арбитражный суд РФ. Все суды этой ветви — в пределах своей компетенции — призваны защищать права и интересы различных организаций и граждан-предпринимателей.

А как назвать поведение, не соответствующее требованиям права? Правильно: неправомерным, противоправным. Или правонарушением. Правоведы определяют правонарушенне как неправомерное (противоправное) общественно вредное виновное деяние, за которое предусмотрена юридическая ответственность. Данное определение, при всей лаконичности, имеет весьма глубокое содержание. Paccмoтрим eгo подробнее.

Чем отличается правонарушение и преступление

Следовательно, более мягкой мерой принято считать административную ответственность. Но в случае несоблюдения и в дальнейшем принятых норм в обществе, лицо может наказываться более сурово, если совершит преступление. Вот чем отличается уголовное преступление от административного правонарушения.

Кроме этого, уголовное наказание может заменяться административным. В таком случае следует руководствоваться обстановкой в стране и наличием чрезвычайных обстоятельств. С течением времени законодательная база меняется с целью совершенствования. Это приводит к исключению определенных уголовных преступлений и перевод в статус административных. Аналогичным образом может быть выполнено и в обратном порядке. Это следует контролировать особенно правоприменителям, чтобы правильно выбирать меру ответственности.

Преступление и проступок как виды правонарушений, их соотношение и отличия

Административный проступок —это правонарушение, которое посягает на установленный порядок управления и наказывается мерами административного взыскания. В соответствии с Кодексом об административных правонарушениях такими мерами являются предупреждение, штраф, лишение водительских прав, администра­тивный арест (до 15 суток) и другие взыскания. Административ­ная ответственность налагается специальными органами (адми­нистративная комиссия, комиссия по делам несовершеннолетних и другие инспекции), а в случае административного ареста взы­скание налагается судом.

Гражданское правонарушение (деликты) – это гражданско-правовые нарушения в сфере иму­щественных и личных неимущественных отношений. При наруше­ИИ имущественных прав гражданско-правовая ответственность имеет имущественный характер и состоит в возмещении убытков, уплате неустойки, возвращении вещи и так далее. При нарушении личных неимущественных прав гражданско-правовая ответствен­ность может включать в себя денежную компенсацию за причи­ненный моральный вред и опровержение порочащих сведений. Гражданско-правовая ответственность налагается судом общей юрисдикции, арбитражным судом, а также третейским судом.

Граница Между Проступком И Преступлением Такая Зыбкая

Преступление — это всегда серьезное нарушение законов общества и государства, оно влечет за собой серьезные по­ следствия. По этой причине и ответственность за совершение преступлений, прописанная в законодательных актах, особо тяжелая. Наказывается не только совершение преступлений, но и попытка их совершить, и соучастие.

К обстоятельствам, отягощающим вину, относятся: неод­нократное совершение преступлений, привлечение других людей, особая жестокость, применение оружия или взрывча­тых веществ, использование служебного положения.

Чем различаются проступки и преступления

За совершение административных правонарушений могут применяться предупреждение, штраф, лишение специальноио права (права управления транспортными средствами, права охоты), исправительные работы (до двух месяцев), административный арест (до 15 суток) и др. Административное взыскание может быть наложено не позднее двух месяцев со дня совершения правонарушения. Административные взыскания, а также органы, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, производство по делам о них и порядок исполнения постановлений о наложении административных взысканий определены Кодексом об административных правонарушениях.

4) Субъективная сторона — формы вины, в отношении составов, где деяние клалифицируется без связи с его последствиями, действует общий принцип: «Незнание официально опубликованного закона не освобождает от ответственности за его несоблюдение».

Гражданин рф преступление за рубежом

Вероятно, какие-то объяснения партнеры в таких случаях предоставляют? Владислав Гриб: Эти объяснения не отражаются на судьбах людей. Хрестоматийны примеры предпринимателя Владимира Бута, летчика Константина Ярошенко. Обвинения политизированы, доказательства шатки, доводы защиты отклоняются априорно, зато приговоры показательно суровы.
Обращение Ярошенко к Дональду Трампу, как мы знаем, не возымело действия. Хотя в США принято гордиться объективностью закона для всех. Но бывают, значит, исключения… Или взять недавний случай Юрия Мартышева.

Случается много такого, чего еще недавно было не предположить. И правовая система должна реагировать на это. Дабы надежно защищать сограждан. Нужна постоянная работа по адаптации правовых норм и правоприменительных механизмов.

Разграничение преступлений и административных правонарушений в российском и зарубежном законодательствах

Анализ вышеизложенного нормативного материала показывает, что в развитых европейских странах уголовно наказуемые правонарушения подразделяются на преступления и проступки. В Австрии, в частности, преступлениями являются только умышленные деяния, а срок лишения свободы исчисляется от одного дня и выше. В Германии все деяния, за совершение которых в качестве основного наказания предусмотрен денежный штраф, признаются проступками. В Испании по величине санкции уголовные проступки вообще очень близки к санкциям за отечественные административные правонарушения.

О «близком родстве» преступления и административного правонарушения в отечественном законодательстве свидетельствует также факт, что в соответствии со ст. 50 УК РСФСР «лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление и перевоспитание возможно без применения уголовного наказания. В этом случае в соответствии с законодательством Союза ССР и РСФСР может быть принято одно из следующих решений: 1) о привлечении лица к административной ответственности. «.

Гражданский проступок это

Однако получить его удается далеко не всегда, ведь многие работники отказываются пройти такое медосвидетельствование. Поэтому иногда имеет смысл прибегнуть к «помощи извне». Так, если пьяный работник ведет себя агрессивно (буянит), вызывайте полицию. Если ему нездоровится, лучше вызвать скорую медицинскую помощь. В случае же, когда выпивший сотрудник ведет себя тихо, но вы уверены, что такой работник вам больше не нужен, то, возможно, будет проще договориться с ним об увольнении по соглашению сторон (Статья 78 ТК РФ).

Условность классификации Мы разобрали, что такое проступки, и становится очевидным, что довольно часто грани между различными видами правонарушений достаточно размыты и условны. Уже давно в правоохранительных органах идут разговоры о том, чтобы перевести более 60 административных проступков в разряд уголовных. Конечно, проступок – это деяние, которое несет менее серьезные последствия для общества, а, следовательно, и наказываться должно не так строго.
Но не стоит забывать, что очень часто проступок от настоящего преступления отделяет всего одна незначительная деталь, поэтому граница между этими двумя правонарушениями достаточно зыбкая. Например, если водитель управляет автомобилем на слишком высокой скорости, то это можно отнести к проступку, а вот если в результате такого лихого вождения он собьет человека, то речь будет идти о преступлении.

Интересное:  Включается Ли В Доход При Усн Доход По Претензии

Грань между самообороной и преступлением достаточно зыбкая

Проблема не в том, нужно ли применять самооборону, или нет, проблема в пределах необходимой обороны. Здесь должен быть четкий принцип: если речь идет об угрозе жизнью и здоровью, гражданин вправе применять совершенно любые способы самообороны. В данном случае, правосудие встает на сторону самооборонявшегося. Бывают случаи, когда на человека напали, а он через день или два может созвать друзей или родственников, прийти и отомстить. Мщение и оборона – это разные вещи.

Грань между самообороной и преступлением достаточно зыбкая, самый главный критерий – существовала ли угроза жизни и здоровью. Если такая угроза действительно была, то возможно применять любые способы для защиты.

Отличия преступления от иных правонарушений

И преступлениям, и проступкам присущ такой признак, как виновность. Понятие вины и в административном праве, и в уголовном едино: психическое отношение лица к своему поведению и его последствиям; вина имеет формы умысла и неосторожности. Умысел налицо в случае, если человек сознает противоправный характер своего поведения, предвидит вредные последствия и желает их, либо сознательно допускает наступление таких последствий. Например, мелкое хищение всегда совершается умышленно. Нарушение будет квалифицироваться как совершенное по неосторожности, если лицо предвидело возможность наступления вредных последствий, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение, либо не предвидело возможности наступления таковых, хотя должно было и могло их предвидеть. Так, безбилетный проезд на транспорте пассажира, Имеющего проездной билет, но забывшего его дома, не избавляет его от штрафа.

Понятие состава преступления в материальном уголовном праве возникло не так давно — в конце XVIII в., когда оно стало выражать совокупность характерных признаков преступного деяния. Ранее, в XVI и XVIIв.в. под составом преступления понимали совокупность признаков, доказывающих наличие преступления. Например, наличие трупа с признаками насильственной смерти, следы взлома закрытых дверей дома являлись составом убийства или грабежа, т.е. доказательствами того, что совершено преступление и следует найти и наказать виновного.

Административное правонарушение отличие от преступления

  • Уголовно-правовая норма — это норма, которая закрепляет ответственность за правонарушения, которые представляют большую общественную опасность для общества.
  • Административное правонарушения — деяние, запрещенное административным законодательством.
  • Эти правонарушения, которые представляют меньшую общественную опасность, чем уголовное преступление.
  • Одни и те же деяния могут расцениваться как более или менее опасные, и, следовательно, признаваться преступлениями или административными правонарушениями.
  • Считаются тяжелыми преступлениями деяния, которые направлены на: За все вышеперечисленные проступки будет возбуждено уголовное дело, и назначено суровое наказание.
  • Конечно, существует большая разница между тем, что человек украл мешок картошки и убил продавца.
  • Разграничения между проступками по своей тяжести, четко писаны в Уголовном Кодексе.
  • Отличие также в том, что наказание за уголовное преступление отличается по мотивам и конечной цели преступника, ведь даже если убийство было совершено, но по неосторожности, его нельзя ставить в один ряд со спланированным холоднокровным расчленением.

Проступок и преступление разница

Возраст злоумышленника играет важнейшую роль при определении вида противоправного деяния и санкций за его совершение. Карательные меры определены для всех видов нарушений с 16 лет, в особо тяжелых случаях к ответу можно призвать с 14 лет. До этого возраста нельзя применить карательные санкции при преступлениях и проступках. Если ребенок младше 14 лет попадает в правовой конфликт и вина его обоснована, то судить его нельзя ни по одному разделу законодательства.

Проступки представляют собой виновные противоправные деяния, которые характеризуются меньшей по сравнению с преступлениями степенью общественной опасности и влекут за собой применение не уголовно-правовых санкций, а мер административного, дисциплинарного или гражданско-правового воздействия. В зависимости от сферы общественных отношений, которым противоправным поведением причиняется вред, и от характера применяемого при этом взыскания все проступки подразделяются на административные, дисциплинарные и гражданско-правовые (деликты).

Граница Между Проступком И Преступлением Такая Зыбкая

Квалификационные ошибки, связанные с определением размера ущерба, достаточно распространены. Объем вреда значим для оценки размера квалифицирующих общественно опасных последствий и для разграничения преступлений и проступков, и исходя из единиц его измерения.

Имущественный ущерб измеряется в рублях. В составах, где он однородно-простой, например, в хищениях[233], уничтожении имущества законодатель стремится предельно конкретизировать величину ущерба. Так, крупным размером ущерба в преступлениях против собственности признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб., а особо крупным — 1 млн руб. Значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не менее 2500 руб.

Преступление (Crime)

Итогом всегда бывали одиночные упражнения в предъявлении обвинений, отточка последних с целью усилить разрушительный эффект. Сколько раз ты меня кидал, а, Рэй? Изменился, говоришь? Как бы не так. Ты не способен измениться. Твои же слова: я — это я, принимай какой есть. Опять дурой меня выставил. Однако теперь, в постели с первым встречным, репетиция с самого начала не заладилась.
Рядом с ней спит чужой мужчина. Дышит тихо — не храпит, а скорее оттеняет практически бесшумный кондиционер. Ночью мужчина вставал, чтобы снять презерватив. От первых двух он вот так же потихоньку избавился. Как будто для нее использованные презервативы — зрелище крайне непристойное. Однако когда он осторожно стягивал со своего выдохшегося члена этот, третий, презерватив, Труди заметила на нем кровь. Значит, пора пойти в ванную, подмыться и вставить тампон, уже несколько дней болтающийся в сумочке. На чужой простыне ее кровь как ржавчина; забираясь обратно в постель, Труди попала на мокрое пятно — словно в грязь вляпалась. Что я наделала? До Труди Лоу с жестокой, однозначной, шокирующей ясностью доходит: Рэй Леннокс, ее жених, болен.

Его патология из категории душевных. Речь не о мужском легкомыслии, не о мужском эгоизме и не о прочих мужских недостатках. Поддавшись растущей панике, Труди выскальзывает из чужой постели, собирает с полу одежду и на цыпочках выходит за дверь. Оказывается в холле с роскошной мебелью и небольшим зимним садом. Консьерж, невозмутимый, маленький, проворный человечек (повадки выдают бывшего боксера-легковеса), вызывает для Труди такси. В ожидании они перекидываются десятком фраз, когда же такси подъезжает, консьерж берет Труди за руку и ведет — словно к алтарю — вверх по лестнице к многоуровневому выходу прямо на пальмовую аллею по ту сторону залива. В жестах консьержа только сдержанная галантность, ни намеков, ни поползновений — он естественным образом вписывается в одноактную ночную пьесу. Такси ждет, преисполненная благодарности Труди садится на заднее сиденье.
Чем больше она думает о Ленноксе, тем меньше терзается угрызениями совести. О, она отплатит Ленноксу за каждую ночь, за каждый раз. Дорогой, тебя пригласили на вечеринку? Отлично, меня тоже. Ты хорошо повеселился? Молодец. И я с пользой время провела.
Ей нужно скорее в отель, какую бы боль ни сулил пустой номер. Полночи спонтанная измена кружила ей голову; теперь же вызывает мурашки омерзения. Труди входит в номер. Слава богу, никого. Нет, не слава богу: подлец, ублюдок, он так и не явился. Наваливается тоска, Труди, стараясь не поддаваться, устремляется в душ, смывает риелторов запах. Индикатор сообщений на телефоне не горит. «Значит, мерзавец Леннокс даже не звонил». Не звонил и не возвращался. Ладно же, думает Труди. Она лежит на спине, пульсация внизу живота еще не утихла. Этот Резингер — сильный мужчина, боец, что называется. Плевать на Леннокса.
Да у тебя о мужчинах представления, как у курицы!
«А вдруг — вдруг! — Рэй Леннокс в «травме», или — с ножом под лопаткой — в темном переулке?»
Труди рывком садится в кровати. Комната по-прежнему пуста. «Мой солнечный лучик» — так она его называла. Она все никак не привыкнет к эффекту присутствия Рэя Леннокса: от самых мыслей о нем трясина тишины превращается в эфир, обуянный электрической бурей, непредсказуемой в отсутствии громовых раскатов. Вечно у Рэя крайности — то полное охлаждение, отягощенное самокопанием, то без переходного периода — нежное предложение руки и сердца. Вот как с таким жить?
Край бледно-голубого неба выбелен предгрозовым светом. Леннокс прищурил один глаз, стоит строго в профиль к солнцу и к ряду особняков. Другой глаз, скрытый от солнца искривленным носом, отмечает почти неоновые в тревожном свете стены и ломаную линию лужаек. Курчавый гражданин в грязной желтой рубахе мерно толкает супермаркетовскую тележку, уставился на ее содержимое, лишь изредка поднимает голову. Визжат тормоза, рычат моторы, надрываются клаксоны — оживленный перекресток, отмечает Леннокс. Перед офисным зданием пепельного цвета, во избежание несанкционированных парковок выставлены бетонные контейнеры с хилыми эвкалиптами. На краю одного контейнера, закинув ногу на ногу, уселась с журналом Тианна. Леннокс наблюдает за бомжом с тележкой, прослеживает его взгляд — тот упирается в вывеску.
^ БАРКЛАЙ И ВАЙСМАН ВСЕГДА ГОТОВЫ ВОЗМЕСТИТЬ УШЕРБ
У крыльца лежит негодная автомобильная шина, в ней — мертвый голубь. Забранный в черное кольцо трупик кажется Ленноксу удачной метафорой решимости местных властей противостоять вездесущим птицам. Так и надо, думает Леннокс, потягивается, зевает, отлепляет от живота пропотевшую рубашку — вентиляцию устраивает.
В это время в своем кабинете Т.У. Пай слышит скрип мягкого стула под собственной обрушившейся тушей. Пай потягивает кока-колу кинг-сайз и жует биг-мак. Жир течет по его потным пальцам и по зыбким, пятнистым от ожирения печени подбородкам — вся конструкция напоминает трюфель-переросток или монструозное жабо. Паю сорок лет; с нежного возраста он страдает избыточным весом по причине пагубной склонности к фаст-фуду и кока-коле. Недавно Пай осознал; что фаст-фуд и кола лишили его здоровья, энергичности и сексуальной привлекательности. В частности, у него ни разу не было бесплатной женщины.
Пренебрежение принципами здорового питания аукается Паю одышкой, болями в груди и плечах, изматывающими депрессиями и ночными приступами паники. Однако поистине катастрофические последствия для самооценки имеет безжалостный поток информации. Со всех сторон Паю твердят: он чуть ли не с рождения роет себе могилу, причем не ложкой, а прямо руками. Телик хоть не включай — на каждом канале свой, до омерзения поджарый диетолог-либерал вещает об участии его, Пая, в собственном погребении.
Ну да ничего. Мир — по крайней мере та его часть, что вынуждена контактировать с Паем — за все заплатит. У фирмы «Скоростной прокат» репутация самого лояльного игрока в своей нише, а значит, Паевы клиенты — граждане в основном отчаянные и стесненные во времени. Пая минимум раз в неделю допрашивает полиция. Однако Т.У. Пай любит сам задавать вопросы, наслаждается властью над своими еще более незадачливыми клиентами. Под телефонный трезвон Рэй Леннокс делает шаг в пустой кабинет. Шнур красного бархата, более уместный в ночном клубе, обозначает границы загона для воображаемых клиентов. Пай отвлекается от биг-мака, берет трубку, бегло оглядывает Леннокса. Подбородки демонстрируют раздраженное неодобрение.
— Слушаю! Гус! Как дела? Кто, черт побери, этот пидор с костлявой задницей. Ладно. Гус, я же сказал: ладно.
Леннокс прослеживает взгляд толстяка. Толстяк смотрит не на Леннокса, а несколько вбок, на календарь с красоткой: бюст, явно силиконовый, выпирает из желтого бикини.
— Очень странно, Густав. Очень, очень странно. Конечно, старик. Вечером приводи. Я буду дома.
К тому времени, когда Пай изволит взглянуть непосредственно на Леннокса, тот уже закипает. В следующую секунду зарождается взаимное отвращение.
— До вечера. Увидимся; Гус. — Пай неторопливо кладет трубку. Глубоко посаженные глазки смотрят на Леннокса с бодрой злостью. — Слушаю вас. — Пай внезапно разражается подобострастным оскалом.
— Мне нужна машина. Я еду в Болонью.
— Очень хорошо, — улыбается Пай. Леннокс берет со стола лицензию. Несколько секунд рассматривает ее на свет, словно крупную купюру. — Вы ведь не собираетесь пересекать границу штата?
— Нет. Мне нужно в Болонью, это во Флориде. Обернусь за пару дней.
Т.У. Пай роняет голову на грудь, чувствует, как его улыбка медленно превышает лимит его же вероломства.
— Видите ли, мы не дадим вам машину, если вы намерены пересечь границу штата, поскольку вы — иностранец. У нас новые предписания, обусловленные борьбой с терроризмом. Вот «Херц» или «Авис» могли бы вам посодействовать в данной ситуации. Они — компании крупные, монстры автомобильного проката.
— Я не собираюсь пересекать границу. Я поеду в Болонью.
Болонья находится во Флориде, — повторяет Леннокс, роль просителя для него непривычна. — Машина нужна мне от силы на два дня.
— Что ж, могу предложить «фольксваген поло». — Пай не спускает с лица улыбки, несмотря на то что по щеке бежит соленая струйка — словно след бритвы медлящего психопата. — Автомобиль европейский, экономичный. Вам подойдет. Вы от куда будете?
— Сколько? — Леннокс тянется за своей платиновой «визой».
Пай откидывается на стуле, отрывисто, как брехливый пес, выдает тарифы, условия, обязательства. Леннокс поспешно кивает. Вдруг дверь распахивается, и в кабинет впархивает Тианна. Куртку она сняла и держит на одном пальце за плечом, журнал свернула в трубку и постукивает себя по бедру, подражая Ленноксу. Пай отмечает темно-синие шорты, горчичного цвета майку с вызывающей надписью, тонкие руки и стройные ноги. Взгляд становится плотоядным: глазки сужаются, подбородки подтягиваются, багровеют. Леннокс улавливает мускус нездорового влечения, до сих пор пребывавшего в анабиозе, и скрипит зубами.
Пай спохватывается, переводит взгляд на Леннокса; напускает на себя вежливое безразличие к отирающейся у стола Тианне.
— С дочкой путешествуете?
Во взгляде Леннокса немая угроза. Он хватается за столешницу. В больной руке вспыхивает боль, Леннокс старается ее не замечать.
— Это мой дядя Рэй, — вмешивается Тианна, голосок у нее сладчайший, интонации заговорщицкие. Ленноксу не по себе. — Он прилетел из Шотландии.
— То-то я смотрю, вы с акцентом говорите, — елейничает Пай.
— Все с акцентом говорят, — бесстрастно замечает Леннокс.
Хватка его на столешнице слабеет, боль откатывает, стихает. — Могу я получить ключи?
— Идемте со мной. — Тучный клерк, отдуваясь, встает из-за стола. Леннокс и Тианна следуют за ним по ковролину в коричневую шашечку. Местами шашечки отстают от цементного пола, так и ногу подвернуть недолго. В фанерной перегородке «под каштан» — дверь с рифленым стеклом, ручка склизкая.
Ленноксу противно к ней прикоснуться: все равно что по шесть раз на день доставать Паев член из штанов и направлять его на писсуар.
Они идут по коридору, минуют две приоткрытые пожарные двери, выходят на стоянку. По пути Леннокс замечает белую доску учета возвращенных автомобилей — очередной возведенный в систему идиотизм, демонстрация откровенной предсказуемости версий. Руки тоскуют по мокрой тряпке.
Отсюда, из Америки, доска в отделе особо тяжких представляется Ленноксу коллективной аппликацией дошколят на тему «Масленица». Расцвеченная неоновыми маркерами и фломастерами, в пестрых гирляндах стикеров и фотографий, доска походила скорее на языческое капище; видимость активной следственной деятельности была особенно омерзительна в неумолимом контексте: Бритни Хэмил мертва. Драммонд с Нотменом усердствовали в обновлении информации, и в самом многообразии прикладных средств Ленноксу мерещилось оскорбление памяти погибшей девочки.
Или доска в квартире у Робин: несмотря на кокаин, компании хватило ума стереть все имена и телефонные номера. «Конечно, это Дирингова работа: только копам свойственна такая предусмотрительность. Копам да еще мерзавцам».
Вот он, Леннокс, катит от подозрительного менеджера пункта проката автомобилей; с ним чужой ребенок, девочка — с момента знакомства и суток не прошло. «Но я ведь увожу ее от педофилов —- они чуть ли не у нас на хвосте. Знаком ли этот жиртрест с Дирингом? Может, у них тут целая сеть. Куда ни глянь, всюду педофилы. Какое-то братство вольных педофилов. Тайное педофильское общество».
Нелепость какая. И вообще, у него явное умственное расстройство — разве он способен делать адекватные выводы?
Детей нужно защищать. И сексуальные домогательства — пресекать на месте. Поэтому-то он и стал полицейским, поэтому и затеял одиночный крестовый поход — уверился в его необходимости. Именно наличие педофилов оправдывает профессию полицейского. Это вам не стоять на страже траченых молью устоев правопорядка и собственности денежных мешков: Это открытая борьба добра со злом — в противовес лицемерным попыткам исправить следствия нищеты, скуки, глупости и алчности.
Они в прокатном «фольксвагене», еле пилят по бульвару — час пик, пробка. Девочка молча плавится на переднем сиденье, покусывает нижнюю губку. «Фольксваген» вытесняют на крайнюю полосу, потом на фривей. Сообразив, что не представляет, куда ехать, Леннокс рулит к ближайшей развязке.
— Тианна, сколько миль до Болоньи?
Тианна уткнулась в журнал, свадебное платье захватано Ленноксовыми грязными пальцами.
— Много.
— А по времени сколько ехать?
— Часа два или три. Может, больше. Не помню.
Черт. Нужно найти автосервис. Или заправку. И карту купить.
По радио передают эминемовских «Солдатиков». Припев вызывает у Леннокса мурашки. Его руки на руле побелели. Правая опять ноет. Парень просто гений, мать его, думает Леннокс. К горлу подступает комок, глаза наполняются слезами. Мы все падём.
Окоченевшее тельце Бритни. Кругом кровоподтеки; шейка и вовсе синяя. В последнюю отведенную Бритни секунду — секунду боли и ужаса — глаза вылезли из орбит, да так и застыли. Может ли быть грех тяжелее, чем вот так, без колебаний, вывернуть, выкрутить из ребенка душу, словно черенок или косточку? Мистер Кондитер. Не человек — холоднокровная тварь.
Леннокс вспоминает Бритни в морге, смотрит на Тианну. Прикидывает, какие планы на нее имел Джонни — и, насколько ему известно, заодно и Ланс со Стэрри. Явно планы куда более далеко идущие, чем у Мистера Кондитера относительно Бритни. Однако он, Леннокс — иностранец в прокатной машине, с девочкой, которую совсем не знает. Если его остановит полиция, пролить свет на собственные действия будет не легче, чем объясниться с Труди.
Тианна пытается составить мнение о мужчине, что везет ее бог знает куда. Они с ним оба теперь вне закона, они спасаются от Диринга. Чет по крайней мере не выдаст ее Лансу. Пожалуй, и Шотландец Бобби не выдаст. Интересно, что будет, если он попробует к ней прикоснуться? Тианна вспоминает Винса, рыхлого, угреватого, его медлительные ласки, увещевания — последние начинались всегда на грани, Тианна глотала слезы и умирала в его мягких, как у женщины, руках. Наверно, из Шотландца Бобби получилось бы чудовище того же сорта, проникни ему в вены черная злоба: глаза от нее стекленеют, в ушах гудит. Не таков был Клемсон — тот не играл в доброго дядю, кривая ухмылка с первой секунды обещала мучения, а от взгляда и стая диких собак подползла бы к нему на брюхе. Тианна закрывает глаза, чтобы ярче представить Шотландца Бобби. Всемирно известного. Глаза резко открываются.
— Мы правда едем к Чету?
— Разумеется, к Чету, в Болонью.
— Хорошо, — откликается девочка, сама удивляясь своей искренней радости.
— Нам нужно горючее. Бензин, по-вашему. И карта Флориды.
Тианна глубокомысленно покусывает нижнюю губку.
— Горючее, — повторяет она, видимо, находя слово забавным.
— Ты знаешь номер Четова дома? А то твоя мама адрес дала, а дом не указала. — Леннокс кладет Тианне на колени блокнот со своими каракулями.
Девочка качает головой.
— Чет живет на яхте. Это клево.
Леннокс снова смотрит в блокнот. Кривится от запоздалой мысли: конечно, откуда взяться номеру, если речь о яхте. Вот же он сам нацарапал: пристань. Бог знает почему Леннокс вообразил, будто здесь, во Флориде, слово «пристань» не имеет никакого отношения к воде. Так, пафосное название какого-нибудь кондоминиума, от которого до побережья в лучшем случае полдюжины миль. Отчаяние давит на плечи: он никудышный полицейский. В упор не видит очевидного, склонен к полету фантазии. Разве не того же рода притянутый за уши «результат» в деле Бритни. Разве Ленноксово продвижение по службе не обусловлено внутренней политикой? Просто в конкретный момент понадобился конкретный крайний. У Леннокса неумолимо краснеют щеки.
— Заедем потом в интернет-кафе — хочу узнать счет в Шотландском кубке, — поясняет он на удивленный взгляд. — Я за «Хартс» болею. Это футбольная команда. Любишь футбол? По-вашему, соккер.
— Ага. Одно время даже играла.
— А почему бросила?
— Не знаю. Трудно было. Я никак не могла запомнить правила офсайда.
— Вот почему ни одна девушка не способна запомнить правила офсайда? Это же проще простого. Когда разыгрывается мяч, главный нападающий должен находиться как минимум на одном уровне с последним защитником. В противном случае мы имеем офсайд. Однако если судья сочтет, что главный нападающий не повлиял на игровой момент — например, в случае.
— Хватит! У меня уже мозги плавятся!
Леннокс смеется. Во что играют здесь, в Штатах? Во-первых, в бейсбол. Хорошая игра. Правда, Леннокс ни разу не был на бейсбольном матче. Он вспоминает, как, изрядно поддатый, спорил в Вегасе с американским студентиком и пожилым ирландцем, членом Гэльской спортивной ассоциации. Юный янки утверждал, что самое сложное в бейсболе — попасть по летящему мячу дурацкой битой. Ирландец сорвал голос, объясняя, что в ирландском хоккее на траве приходится ловить мяч клюшкой, клюшкой же удерживать и клюшкой же гнать, в то время как кучка психов того и гляди подрежет. Леннокс подумал о шотландском варианте ирландского хоккея на траве — в нем игроки используют более массивные клюшки. Вспомнил о матче по шинти* между Кингусси и Ныотонмором.

Интересное:  Государственная Поддержка Развития Личных Подсобных Хозяйств В Регионе

Граница Между Проступком И Преступлением Такая Зыбкая

Странам Центральной Азии, вставшим на путь развития рыночных отношений, приходиться учитывать мощный фактор необходимости поддержания экономической стабильности в условиях постоянного рыночного давления. Протекционистские действия национальных правительств приводят к колебаниям рынка и оттоку капитала. Положение усугубляется мощной волной коррупции, которая усиливает неблагоприятные тенденции в экономике.

Иллюзии быстрого экономического роста при развитии рынка и либерализации политической системы по-прежнему остаются таковыми. Но практика показывает, что с таким же основанием мы можем говорить о том, что нет прямой зависимости между ростом демократии и ростом экономики, ростом благосостояния граждан. Примеры, приводимые в доказательство этой зависимости, также многочисленны, как и обратные.

Ссылка на основную публикацию