Взятки В Медицинских Вузах

Взятки в медицинском вузе

Ситуация с ректором, погоревшим на взятке, обрела большую известность. Сидоров имеет серьезный недуг в виде тяжелого диабета, поэтому многие полагают, что человека с таким состоянием здоровья нельзя держать под стражей (но взятки диабет ему брать не помешал – прим. immunar.ru). Два дня назад, а именно, 24 ноября, горе-ректора таки отпустили под подписку о невыезде, спустя полгода после ареста.

Двенадцать лет за 6 млн рублей – столько грозит ректору Северного медицинского университета Павлу Сидорову. Дело жадного ректора будет отправлено в суд, когда он оклемается от такой вопиющей несправедливости, что серьезно пошатнула его здоровье.

Взятки в медицинских вузах

Пятнадцать повышенных стипендий или 3000 гривен – такова максимальная сумма, потраченная во время последней (зимней) сессии на взятки в Луганском государственном медицинском университете. Эта информация была получена в ходе опроса, который проводила партия «Великая Украина» в рамках акции «Покупая диплом – продаешь будущее!» среди студентов пяти ведущих государственных вузов Луганска с 26 февраля по 4 марта.

В диспозиции ст. 290 разъясняется: получение должностным лицом взятки за действия или бездействие в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица, либо если оно в силу своего должностного положения может способствовать таким действиям, а равно за общее покровительство по службе.

Взятки в медицинских вузах

По мнению российских экспертов, регулярно платят за экзамены и зачеты до половины учащихся вузов и систематически берут взятки до трети преп На днях в Читинском государственном университете (ЧитГУ) задержали сразу двух преподавателей-взяточников. Директор Центра экономических проблем и природопользования ЧитГУ Александр Демин попался при получении 15 тыс.

В эту организацию входят только студенты. В частности, глава бюро Никита Андреев учится в Киевском торгово-экономическом университете. — Студенческое антикоррупционное бюро возникло в конце февраля 2019 года на Всеукраинском студенческом антикоррупционном форуме, — рассказывает Никита Андреев.

Взятки в медицинских вузах

Напомню предысторию. Программист Виктор Симак вычислил, что в Российском национальном исследовательском медицинском университете (в просторечии Второй мед) из 709 абитуриентов, рекомендованных к зачислению на бюджетные места, больше 600 призраки — таких людей не существовало на свете.

Сын поступил в этом году на лечебное дело. Родители мучились выбором больше, чем ребенок. Олимпиадник, поступил и в МГУ, и в другие Вузы на другие направления, но выбор оставили за ребенком и он выбрал Сеченовку. Страшно переживали, начитавшись всяких отрицательных отзывов, напишу, что вижу сам (не знаю как в других группах). Учится в 1 потоке, доволен до поросячего визга. Занятия начались со 2 сентября, уезжает в 7 утра, приезжает в 7 вечера, из анатомичики на Моховой не вылезает — это как библиотека у них, только вместо книг — кости.

Взятки в медицинских вузах

А это ценно! Тем более что опыт очень интересный. – Я с детства хотела стать доктором. Но, зная, что у нас в медицинских вузах большие взятки, пошла в медицинский лицей. По сути это средняя школа. Но каждый день по два часа химии и биологии. А также были многочисленные факультативы медицинской направленности. Например, психофизиология – мы ездили в медицинский институт, препарировали, проводили опыты над лягушками. В итоге подала документы в два вуза – стоматологический и педиатрический.

При этом они констатировали, что пока борьба с этим явлением носит скорее формальный характер. Такое заключение прозвучало в рамках заседания Совета ректоров медицинских и фармацевтических вузов России 24 ноября. По оценкам участников мероприятия, основными механизмами для искоренения коррупции в высшей школе должна стать целенаправленная пропаганда и информационная работа, как среди профессорско-преподавательского корпуса, так и среди студентов. — Борьба с коррупцией должна, прежде всего, выражаться в нежелании граждан участвовать в коррупционных отношениях.

Взятки в медицинских вузах

По оценкам участников мероприятия, основными механизмами для искоренения коррупции в высшей школе должна стать целенаправленная пропаганда и информационная работа, как среди профессорско-преподавательского корпуса, так и среди студентов.

На следующей неделе в университетах начнутся вступительные экзамены. К концу июля в экзаменационную гонку включатся все вузы страны. Из трех миллионов абитуриентов место на студенческой скамье найдется лишь для миллиона вчерашних школьников. 15 процентов будущих студентов честно заплатят за свое обучение деньги в кассу вуза. А сколько «бабок» пройдет мимо кассы? По самым скромным оценкам, не менее 300 миллионов долларов от 200 000 абитуриентов.

О проблеме взяток в медицинских вузах

Любопытно, что планка по русскому была снижена прямо в ходе экзаменов, когда выяснилось, что уж слишком многие не тянут. Сторонники такого решения мотивируют свою позицию тем, что дают молодежи шанс учиться дальше, а не болтаться по подворотням. Впрочем, недоросли идут в самые «отстойные» вузы или поступают за деньги. При всем уважении к тем, кто хочет дать шанс, проклятые вопросы типа кто будет лечить, учить, водить самолеты и строить дома, дороги и мосты остаются. Схема, когда Дальний Восток, первым придя на экзамен, «сливал» ответы в Интернет, уже неактуальна.

Я подумал: ведь этим студентам (речь шла о журналистах) читают предмет «Этика журналистики», «Правовые основы журналистики». Что же они должны думать, слушая сентенции о том, что журналист должен быть честным, служить обществу, не быть продажным и т.д. Как они, выйдя из стен такого университета или института, будут смотреть на мир? Что они должны думать о вещах действительно важных: профессиональной честности, добросовестности? Как они будут понимать журналистское «служение обществу»? То, что они ни в грош не будут ставить все эти идеалы, — это понятно.

Взятки в мед вузы

Предлагаем Вам рассмотреть анамнез заболевания мужчины. Возраст: 71 год. Диагноз: болезнь Паркинсона. Длительность заболевания: 4 года. Терапия: леводопа 100 мг х 4 раза/сут. Жалобы: трудности при ходьбе, затруднение движений руками, замкнутый образ жизни, склонность к запорам. Связано ли появление.

Почти все диеты преследуют одну цель — очищение. Либо души ( религиозные диеты, посты), либо тела. Так уж сложилось, что человек хочет быть красивым и внутри, и снаружи. Мы это то, что едим.
Врачи старшего поколения ещё помнят отделения лечебного голодания, где под присмотром врачей на протяжении

Взятки в медвузах

«Если мы чего-то не знали, с нас просто брали обещание не работать хирургами»
28 апреля 2011
Студенты-медики объясняют, почему в России нельзя болеть, почему они ни за что не стали бы лечиться у своих однокурсников и сколько стоит зачет, экзамен или медицинский диплом. Записали Светлана Рейтер и Дарья Саркисян. Фотограф Эрик Бокер
В.В.,
Студент 3-го курса Московского медицинского университета имени Сеченова (Первый мед)
«Когда я пришел получать студенческий билет, мальчик с четвертого курса мне рассказал, что некоторые студенты даже машины продают, чтобы только остаться в университете. Тема взяток у нас очень легкая, на самом деле. Схема проста: выжидаешь момент и идешь с преподавателем на контакт. Если времени до зачета или экзамена осталось совсем чуть-чуть, подходишь к преподавателю, когда он один, и называешь сумму. Вообще, у нас в университете сложнее получить зачет, чем экзамен, поэтому и стоят они часто одинаково — около 15 тысяч рублей. Например, экзамен с зачетом по биоорганической химии стоит 30 тысяч. В сумму входит четверка по заранее выбранному тобой билету. На кафедре микробиологии, я слышал, за зачет один преподаватель брал 60 тысяч. Но зачет студентам не ставил, на том и прокололся — донесли новому ректору, тот сказал, что если кто-то из студентов может подтвердить этот факт, преподавателя уволят. Несколько учащихся написали анонимные записочки, его и уволили.
Я хочу стать пластическим хирургом. Определяю для себя необходимые предметы — анатомия, общая хирургия — и их учу, а за остальное заношу денежки. Если у тебя с начала семестра совсем плохо идут дела, ты договариваешься на дополнительные занятия — конечно, совершенно неофициальные. Можно ходить на занятия одному, можно — небольшой группой. Я договаривался с преподавателем по биоорганической химии на десять индивидуальных занятий, 15 тысяч рублей. Потом сказал ему, что мне бы еще хорошо и экзамен сдать, он говорит: «Это обойдется в ту же сумму».
Процедура оплаты «черных» занятий выглядит так: преподаватель встает, прощается, а потом говорит: «Деньги кладите под бумажку или в конверт». Или раскрывает в конце занятия журнал, куда все студенты скидывают деньги, чтобы преподаватель сам их в руки не брал. Один раз мне попался жесткий преподаватель по физике, завалил на экзамене. Я нашел другого: 6 тысяч — тройка, 12 — четверка. Меня это даже немного удивило — видно, есть у него остатки совести. Старенький такой преподаватель, хороший. Сказал мне, чтобы я деньги не в университете передавал, а приехал к нему домой.
Берут все. У нас есть преподаватель по анатомии. К нему приходит группа, и он первое занятие начинает с опроса, кто у кого родители. И начинается: пусть мне поездочку оформят, кольцо купят, галстук, гвозди на дачу. Поэтому в нашем университете надо скрывать свои понты и не показывать богатство. Я еще слышал, что через этого преподавателя можно зачеты по другим предметам делать — по гистологии, например, но я за гистологию на втором курсе сам платил, без всяких посредников.
Я знаю всего одну преподавательницу, которая не берет денег, она английский ведет. Когда я ей нагло сказал: «Давайте я заплачу денег, а вы мне — зачет», — она ответила: «Ни в коем случае! Иди в кассу, оформляй 10 занятий по 600 рублей и приноси квитанцию». Я ее очень полюбил: мы занимались с ней год, и в итоге я сам сдал экзамен».
Т.,
ординатор, выпускница Ростовского государственного медицинского университета
«У нас брали деньги за все предметы, но в некоторых случаях обязательно, а в некоторых — по желанию. Обязательные взятки — это когда ты платишь за доступ к экзамену. Без денег тебя преподаватель даже слушать не станет. При этом выучить весь материал по предмету ты все равно обязан, деньги просто гарантируют тебе возможность сдать предмет, а оценка зависит от тебя. Помню, обязательными были взятки на экзамене по инфекционным болезням, на пятом курсе. Экзамен принимал довольно специфический профессор: очень статный, импозантный, вспыльчивый. О нем ходило много легенд: один раз он швырнул в студента стулом, в другой — сломал кому-то ключицу, в общем, мы боялись ему не платить, поскольку это грозило грубой физической расправой. А на кафедре оперативной хирургии все было устроено так: платишь четыре тысячи и можешь вообще не ходить на занятия. Потом, перед экзаменом, платишь еще четыре тысячи. Я так и сделала, поскольку никогда не планировала стать оперирующим хирургом. Деньги отдала преподавателю прямо в руки — в коридоре, при всех. Без конверта. Чистое бабло. Как будто пакет семечек на улице у бабушки купила.
Не могу сказать, знал ли обо всем этом ректор, но мне не хотелось бы говорить о нем плохо: во-первых, он недавно умер, а во-вторых, кафедра, которой он заведовал — наша профильная кафедра педиатрии, — была самой честной. Там нельзя было заплатить ни при каком раскладе. А ординатуру я проходила в клинике детских болезней на Пироговке. Помню, поначалу меня очень удивляло, что там не принято дарить профессорам подарки. У нас это было обычным делом — даже на нашей кафедре поздравить преподавателя с экзаменом, купить ему шампанского и фруктов, накрыть стол считалось нормой.
Моя подружка, менеджер, рассказывала мне, что в ее институте, если студент чего-то не знал, на это закрывали глаза: „Да ладно, не хирургов готовим“. А с нас, если мы чего-то не знали, просто брали обещание не работать хирургами — и все».
Х.,
Студент 1-го курса Московского медицинского университета имени Сеченова (Первый мед)
«Самое неприятное, если ты сам хорошо занимаешься, а преподаватель вынуждает тебя давать ему деньги. Он принципиально не ставит тебе хорошие оценки на экзаменах, как бы хорошо ты ни готовился. Он спрашивает тебя на коллоквиумах до упора и в итоге находит вопрос, на который ты не знаешь ответа. И так несколько раз подряд. Потом сердобольные старшекурсники объясняют, в чем дело. Сейчас уже даже я, хотя специально не интересуюсь, знаю, кому, что и за сколько можно сдать. Это как-то витает в воздухе: самый дешевый зачет — 5-10 тысяч, вместе с экзаменом — 30-40. Когда рассказываю знакомым, они удивляются — у них если и дают взятки, то какими-то окольными путями. А у нас все сразу известно.
По основному предмету, по специальности, у меня был преподаватель, который заваливал на коллоквиумах. Почти всю группу, 12 человек. Мы сначала честно ходили, пытались пересдавать. А он делал так: задаст десять вопросов, ты на все ответил, он задает одиннадцатый, на который ты ответа не даешь. Все — иди, доучи и приходи еще раз. Даже тройки не ставит. И так — у всех. Он хотел дополнительных занятий. Когда мы с ним это обсудили, все стало нормально. Пришлось взять больше десяти занятий, по полторы тысячи каждое. Они были плохие: сначала он что-то коротко, для вида, рассказывал, а потом это превратилось в совершенный бред. Он звонил сам и говорил: „Знаешь, у меня сегодня совсем нет времени, давай просто встретимся, за темы рассчитаемся, и все“. Если в деньгах говорить, то я потратил 25 тысяч.
Спорить с любым преподавателем в этом случае бесполезно: он, например, не дает студентам перевестись в другую группу. Можно, конечно, с ним воевать, но себе дороже: нам учиться еще пять лет. Я знаю человека, который ходил по каким-то ректоратам и деканатам. В итоге его перевели в лаборанты.
Одно могу сказать: я бы не хотел бы, чтобы мой ребенок попал к тем студентам, которые платили преподавателю деньги».
М.,
Студентка 3-го курса Московского медицинского университета имени Сеченова (Первый мед)
«Первое образование у меня экономическое, но я захотела поступить в медицинский институт, поскольку уже восемь лет занимаюсь волонтерством. Честно сказать, я очень жалею, что пошла в Первый мед, хотя это заведение и считается самым статусным. С точки зрения нравственности и медицины этот вуз — грязное место. Некоторые мои знакомые волонтеры решили не идти в этот институт. Зачем? Чтобы брать неофициальные дополнительные занятия по биологии? Давать взятку за экзамен по анатомии?
Мое сердце полно ненависти к этому институту. Я хочу стать врачом, чтобы помогать больным, но меня этому не учат. Единственная кафедра, где я чувствую себя комфортно, — кафедра нормальной физиологии. Наверное, и там кто-то берет деньги, но тебе хотя бы все объясняют и с тобой по-настоящему занимаются. Остальные кафедры — это кошмар. Биохимия, микробиология, патологическая анатомия. Попадаются честные, идейные преподаватели — на той же физиологии, на гистологии, но это единичные случаи, они не влияют на общую картину. Кафедра анатомии вообще отдельный разговор: ее заведующий, никого не стесняясь, может идти по коридору и в разговоре объявлять расценки. Я платила за анатомию 25 тысяч рублей, в сумму входила четверка по экзамену и десять дополнительных занятий. Я даже не пыталась сдавать сама, понимала, что есть два варианта — пересдавать до бесконечности или заплатить.
Конечно, у преподавателя есть некоторое количество совести, и если он видит перед собой безупречного студента, он не будет ставить ему неуд. Даже те студенты, которые могли бы учиться на отлично, врачи от бога, получают на коррумпированных кафедрах тройки.
Очень неприятно, что наши студенты, видя вокруг весь этот беспредел, становятся нездоровыми циниками. Мне хочется куда-то перевестись, чтобы честно учиться. Я устала от этих вечных денег. Как бы я ни хотела, я не смогу стать детским онкологом — не хватит знаний. Мои друзья, окончившие медицинский институт лет десять назад, считают, что мы сами во всем виноваты, поскольку несем деньги. Но как их не нести, если при попытке сдать зачет самостоятельно ты налетаешь лбом на забор».
Студенты-медики объясняют, почему в России нельзя болеть, почему они ни за что не стали бы лечиться у своих однокурсников и сколько стоит зачет, экзамен или медицинский диплом. Записали Светлана Рейтер и Дарья Саркисян. Фотограф Эрик Бокер
А.Б.,
Интерн Российского государственного медицинского университета (Второй мед)
«Я с детства знал, что пойду в медицину. Поступил в медицинский лицей. Но в 11 классе нам велели заниматься с репетиторами, и с этого все и началось: стало понятно, что человек с улицы в медицинский вуз поступить не может. Репетиторы обязательно должны быть преподавателями выбранного для поступления института. Смотрите, тут такая хитрая штука: министерство образования в мае подписывает билеты для июльских вступительных экзаменов, запечатывает и рассылает их по институтским кафедрам. Эти конверты строго-настрого запрещено распечатывать до экзаменов, но уже в мае мы знали все билеты по биологии, задачи по химии и прочее. Я сам видел ксерокопии билетов, где был указан месяц июль, хотя дело было в мае. Чтобы опознать работу «своего» студента в огромной стопке, преподаватели разработали специальный код. Например, на последней странице сочинения надо было написать условное предложение, а последний абзац начать с красной строки. В задаче по химии — начать решение со слова «пусть».
Я поступил в вуз, начал учиться на педиатрии. К летней сессии стали известны цены: $150 — зачет, $200 — зачет с экзаменом. Такую сумму, например, моя жена, учившаяся на лечебном факультете, заплатила за экзамен по анатомии. Но когда мы заканчивали третий курс, в обращение вошло евро, а номинал остался прежним. К четвертому курсу предметы стали сложнее, и цены выросли: например, за экзамен по патологической физиологии брали порядка 900 евро.
Процесс «заноса» строился так: существует группа «вхожих» людей, преимущественно из южных республик бывшего СССР, которые знали мобильный телефон нужного преподавателя и держали с ним связь. Проблема в том, что посредники могли кинуть. При этом сами они всегда получали хорошие оценки. Один из них честно говорил, что врачом быть не собирается: «Я вернусь на родину, мне отец построит санаторий, и я буду там главным. Знания мне не нужны, а возглавить санаторий без диплома никто не даст». В целом, каждый пятый в моем институте дает взятки, причем стабильно. Слухи о том, что преподаватели после летней сессии покупают новые машины, далеко не беспочвенны.
А вот на старших курсах начинаются клинические кафедры. Там преподаватели — врачи, и у них, помимо студентов, куча своей работы: у них пациенты, научные разработки, и им взятки не нужны.
Пробелы в знаниях есть у всех выпускников медицинских институтов, поскольку обучение в них построено неправильно. Ни на одном из занятий за все шесть лет меня не научили делать элементарный внутримышечный укол. Упор делается на чистую теорию: тренироваться мы, видимо, должны были дома, на кошках. А взятки, конечно, прорехи в знаниях усугубляют. 60% выпускников медицинских институтов не идут работать врачами, но людей, которые в принципе хотят стать хорошими специалистами, еще меньше. Поэтому я, еще когда пришел на первый курс, четко понял, что в России болеть нельзя. Потому что страшно».
М.,
Студентка 4-го курса медицинского факультета Российского университета дружбы народов
«Сначала я училась в институте медико-социальной реабилитологии, филиале Второго меда. Первую взятку дала на втором курсе, на кафедре патологической анатомии. Я понимала, что у меня ничего самостоятельно сдать не выйдет: преподаватель слишком молодой и явно хочет денег. Я приходила к нему, сдавала, а он меня отсылал: «В следующий раз придешь, когда все хорошо знать будешь». Когда затягивают время, значит, хотят денег. Я напрямую спросила: «Сколько стоит сдать зачет?» Он ответил: «Двести евро». Через день я принесла деньги в конверте, вложенном в зачетку. Пришла к нему в кабинет, он «слил» конверт под стол и все поставил. С этим же предметом был случай у моей подруги, дотянувшей почти до исключения. На кафедру пошла ее мама, она женщина деловая, работает директором компании. Положила на стол сто евро, профессор недовольно спустил их себе в ящик и сказал: «Этого мало будет». Она дала еще двести, он опять: «Мало». В итоге она заплатила пятьсот.
Я платила деньги только в крайних ситуациях: на втором курсе за экзамен по гистологии заплатила 150 долларов, хотя зачеты сдала сама. На экзамен я прийти не могла — срочно нужно было ехать ухаживать за родственницей. За несколько дней до экзамена подошла к профессору, довольно старенькому, и спросила, сколько нужно заплатить. Он походил по комнате: «Ну, не знаю, не знаю». У меня в кармане был конверт с деньгами, я его вложила в зачетку и поставила сверху коньячок. Профессор поставил оценку. Коньяк он очень уважал.
После третьего курса нашему институту не продлили лицензию, и мне пришлось перевестись в РУДН. Тут люди действительно учатся, по-настоящему. Если ты подойдешь к преподавателю с клинической кафедры с «деликатным» вопросом, он сразу скажет: «Да что вы такое говорите?» Но я нашла человека, через которого все можно сделать. Летом, в конце четвертого курса, когда я сдавала неврологию, одна девочка сказала мне: «Если что нужно, обращайся. Но цены неимоверные, сразу говорю». С ее помощью я сдавала хирургию. Выяснилось, что это будет стоить 700 долларов. Я, конечно, обомлела. Но деньги дала.
У профессора есть посредник, про которого знают только пара девочек. Они имя посредника называть категорически отказываются, про взятки вообще особенно не распространяются: только вот смотришь иногда, человек не учится, на занятиях не появляется, а тут бах — и сдал экзамен. Из таких людей врачи получатся никакие. Настоящий медик должен быть человеком с мозгами высокой квалификации, он должен знать все и сразу. У меня есть всего один такой знакомый, он учится во Втором меде, ночами учит, хочет стать хирургом».
Л.К.,
Интерн, выпускник Московского государственного медико-стоматологического университета (Третий мед)
«Пятерки у нас получают в основном те, кто не платит. Четверки — дававшие деньги. На экзамене финансовые вопросы не решаются. Только до него или после, то есть до пересдачи. Думаю, за взятку можно сдать любой предмет. Если же преподаватель принципиальный и обойти его никак нельзя, то иногда платят кому-нибудь, кто может к этому человеку подойти и жалобно попросить поставить-таки студенту зачет или экзамен.
Когда мы сдавали экзамены уже на третьем или четвертом курсе, рядом со мной люди спрашивали, что такое инсулин, кариес. Они получили такие же дипломы, как и те, кто учились по-настоящему. Правда, по специальности они, скорее всего, работать не будут. Но есть те, кому лень учить, кто за все платит, но хочет работать руками. Им и их пациентам можно только посочувствовать».
Н.В.,
Студент 3-го курса Кубанской государственной медицинской академии
«В принципе я не был удивлен, что столкнулся с взятками: знакомые студенты говорили, что так и произойдет. Я, например, покупал экзамен по физике, потому что совсем в ней не разбираюсь. Там расценки были простые: тройка — три тысячи рублей, четверка — четыре, пятерка — пять. Четверка по биологии стоила семь, а экзамен по анатомии — пять, причем преподаватель все равно ставит ту оценку, которую ты заработал в течение года. Самый дорогой экзамен — фармакология. За нее платят 25 тысяч. Бывают и почти безденежные варианты: однажды кое-кто из наших ребят за зачет таскал песок и гальку на даче у преподавателя. Другой на даче забор делали, огород вскопали, чтобы она на экзамене помогла, но она не стала, еле на тройки сдали.
Чаще всего узнают о том, сколько стоит экзамен, у лаборанток. Поскольку зачеты сдаются один на один, ты говоришь с преподавателем о чем-нибудь отвлеченном, а потом предлагаешь: „Давайте как-нибудь решим проблему“. Он открывает журнал и смотрит куда-нибудь в сторону, типа: „Я здесь ни при чем“. Кладешь в журнал деньги, и все. Если преподаватель видит, что студент не в состоянии сдать экзамен, он сам может предложить заплатить: сумма не озвучивается, а пишется, или на ее размер намекают. Так, перед экзаменом один преподаватель сказал: „Учите двадцатую главу“. Это значит, что экзамен стоит 20 тысяч.
То, что мы не учим на профильных предметах, потом на практике узнаем. Но пока среди моих однокурсников очень мало людей, которым я бы доверился как врачам, но не могу сказать, что у нас в группе есть какие-то совсем „деревянные“ особи. Элементарные вещи все знают и учатся средненько. А вообще, если у врача красный диплом, то обычно возникает вопрос, как он его получил. И, насколько я знаю, на работу обычно берут троечников и хорошистов: высока вероятность, что они-то учились самостоятельно».
К.,
Студент 6-го курса Курского государственного медицинского университета
«О взятках в моем вузе я узнал буквально через неделю после начала учебы. Тогда, пять лет назад, сдача любого зачета или экзамена стоила около трех тысяч рублей. У нас был преподаватель органической химии, профессор, член-корреспондент РАЕН. Он домогался первокурсниц. Из-за жалоб у него в кабинете установили видеокамеру. Вагинальных контактов этот человек не признавал, но после того, как очередная студентка сделала ему минет, его посадили. Потом несколько преподавателей сели из-за денежных взяток, и у нас в университете была создана комиссия по борьбе с коррупцией. Насколько я знаю, обращений в нее было два. Одно из них — в эту сессию, обратившийся не сдал два экзамена. Другой студент пошел жаловаться на вымогательства, но попал на человека, который был в доле. В ту сессию денег не взяли ни у кого, даже у тех, кто просто хотел подстраховаться.
У нас есть преподаватели, которые принципиально не берут взяток, но их всегда можно обойти. Чаще всего взятки дают на младших курсах: тогда студенты особенно боятся провалить зачет или экзамен. Страх создается специально: старшекурсники запугивают студентов, говорят, что самому экзамен сдать невозможно и предлагают помочь, найти посредника. Прямой передачи денег в пакетах нет: люди понимают, что так нельзя делать. Подставным может быть и взяткодатель, и взяткобратель. Мой приятель сотрудничал с правоохранительными органами, сдавал коррумпированных студентов и преподавателей. Ему самому те же органы подкинули наркотики, а потом завербовали. Три года он помогал «выполнять план» по борьбе с коррупцией. Сейчас ему запрещен вход на территорию университета.
Посредничество очень опасно. Посредник нервничает больше всех: а вдруг этот сдаст ментам? а вдруг тот не поможет? И в случае чего ясно, кто сядет. Сам я стал посредником, когда надо было помочь знакомым. Сверх того, что просит преподаватель, беру по-разному: от нуля до 300%. Многое зависит от материального статуса студента: например, ты знаешь, что для него 20 тысяч не деньги, и если ты скажешь ему, что нужно занести 5 тысяч, то он подумает, что все это фейк.
Я практически не помню ничего из того, что учил на первых курсах, это нормально — накопилось много лишней информации. В интернатуре все это будет отшелушиваться: там, я надеюсь, узнаю что-то по своей специфике. За месяц практики можно узнать больше, чем за 2-3 года учебы. Нужно менять сам подход к обучению. Надо заинтересовывать студентов, менять программу. Зачем, например, педиатру знать основы геронтологии, если он ни одного пожилого больного в глаза не увидит? Всем врачам легко можно сократить обучение до трех лет, а потом сделать ординатуру лет на семь, как в США».

А на сколько вообще спецу-врачу нужно это обучение?
Ведь специальности в медицине очень сильно разнятся: есть диагностические, где надо быть как минимум гением теоретиком, чтобы свести все за и против и вынести правильный диагноз (доктор Хаус?) А ведь есть чисто механические специальности: вот хирурги, там ведь зачастую надо просто напросто делать одно и тоже, но всегда правильно и с точностью до миллиметра. Тут знания не так сильно важны, достаточно просто самодеятельностью не заниматься. А вот хорошие руки как раз в приоритете.

Интересное:  Льготы и дотации военным

Взятки В Медицинских Вузах

4. Готовься каждый день. Каждый день мало-помалу двигайся к свой цели. Количество переходит в качество. Выжми из себя всё. Сдай ЕГЭ на максимальный балл. Сделай так, чтобы твое поступление в медицинский вуз стало неизбежностью.

2. Предположим, вы спите и видите себя студентом медвуза. Вас привлекает романтика белого халата, и клятва Гиппократа кажется вам такой торжественной. Тогда ваш путь – это зубрежка. Зубри в метро, зубри дома, зубри в школе. Зубри с репетитором. Думай, разбирайся, анализируй, решай задачи, выписывай константы, законы и правила в особые тетради, носи их у сердца, читай с фанатизмом, приобретай дорогие учебники, читай больше, чем нужно по программе. Программу изучи вдоль и поперек.

Взятка в вузе

Мои студенты мне иногда рассказывают, что в других вузах преподаватели берут взятки за зачеты, за оценку на экзамене, за поступление на бюджетное место, за вступительный экзамен. Самая большая сумма за зачет, о которой я слышал – это предложенные студентом 30 тыс. рублей, при этом преподаватель денег не взял и сказал, что этого мало. Меня этот рассказ поразил. Не верить рассказчику у меня не было оснований. Я подумал: ведь этим студентам (речь шла о журналистах) читают предмет «Этика журналистики», «Правовые основы журналистики». Что же они должны думать, слушая сентенции о том, что журналист должен быть честным, служить обществу, не быть продажным и т.д.? Как они, выйдя из стен такого университета или института, будут смотреть на мир? Что они должны думать о вещах действительно важных: профессиональной честности, добросовестности? Как они будут понимать журналистское «служение обществу»? То, что они ни в грош не будут ставить все эти идеалы, — это понятно. То, что на людей, которые говорят об этих идеалах, они будут смотреть, либо как на лукавых или как на идиотов – тоже понятно. (К сожалению, именно такой взгляд помогает некоторым журналистам преуспеть. В свое время один из идеологов «реальной», а не идеальной журналистики, призывал преподавателей учить студентов не этическим идеалам, а земной реальности, с ее проплаченными публикациями, черным налом и пр.)

Интересное:  Как писать номер медицинской справки на госуслугах

Было бы здорово собрать информацию и сделать некий рейтинг взяткобрательства в университетах и институтах. Например, можно оценить университет или отдельные факультеты по стобальной шкале, от нуля – вуз, чистый от взяток, до ста баллов – берут и сильно.

Взятка при поступлении в вуз мед в москве

Для получения полной и детальной информации касающейся сроков, условий приёма, экзаменов и необходимых сертификатах центра оценивая для выбранных специальностей, обращайтесь в приёмную комиссию по тел. (063) 504-53-76, (097) 295-49-69, (099) 060-36-65.

И неудивительно — в России 80 процентов родителей готовы платить за поступление своих детей в вуз. Напомним, что скандал произошел в апреле 2010 года, когда Полина Сурина была задержана по подозрению в получении взятки за поступление на платное отделение факультета.

Преподавателя башкирского медицинского вуза будут судить за взяточничество и мошенничество

Но не всем студентам «повезло», получить отличную оценку в зачетку. 12 человек женщина обманула, получив от них 250 тысяч рублей, но обещанные зачеты так и не поставила. Как выяснилось, «бизнесвумен» успела еще и выступить посредником при передаче взятки своему коллеге, которому студент передал 130 тысяч рублей за допуск к экзамену и хорошую оценку по предмету.

Бывшая сотрудница Башкирского государственного медицинского университета предстанет перед судом за поборы со студентов, причем сразу по трем статьям: взяточничество, мошенничество и посредничество при получении взятки.

Конкурса эссе на портале «Доктор на работе»

Для начала я был бы врачом – при условии, что я стал
вдруг министром здравоохранения, не являясь врачом. Я бы
задумался над смыслами здравоохранения и пошел учиться
на врача. Потому как медицинское образование лучше
других подходит к слову «здравоохранение». Я поработал
бы за зарплату врача и в течение 61 дня я бы понял, что
надо
поднять
зарплату
всем
врачам
в
этой
многострадальной стране.
Предложил бы в Думе публично, под камеры многих
телеканалов, установить оклад в размере 30 000 рублей на
одного врача при условии сохранения нынешних уровней
инфляции и всех тех надбавок, которые есть сейчас
(вредность, ночные, уральские, ургентность, напряженность
и подобное). А вот губернаторские можно бы и убрать. И
это привело бы к тому, что все врачи, включая главных,
получали бы по заслугам своим и по труду своему. Главный
врач стал бы, наверное, дежурить по ночам.
Потому что ему бы не хватало зарплаты на то, чтобы
заправлять свой автопарк. Не говоря уже о покушать и
достроить 3-й коттедж. После этого я бы занялся тем, что
сделал
программы
закупок
медикаментов
и
медоборудования прозрачными, как мини-бикини, или даже
прозрачнее. Дабы откатов не было. И стройка на земле
главного врача бы встала. И мне представилось бы, что
после этого каждый врач бы перестал тянуть деньги из
кармана пациента. Стал бы добрым и отзывчивым, каким и
должен быть, по сути, всегда. Потому что стал бы врач
сытым, выспавшимся и думал бы о больном, а не о том, что
дома полуголодные, полуодетые дети.
Запретил бы я взятки и в медицинских вузах вместе с
Министром образования. А кто взял со студента, пошел бы
в тюрьму. Потому как, это почти косвенное убийство. Тогда
и статус врача возрос бы в глазах населения. Потому что
врач – это не только медицинское, это еще и общее
образование. И я бы осознавал бы следующее: «Тот, кто
лечит бесплатно, рано или поздно теряет цену своему труду.
Кто лечится бесплатно, рано или поздно теряет цену своему
здоровью». А потом посмотрел бы внимательно и внес бы
коррективы. А может быть, я бы не успел, потому что меня
бы убрали с поста и/или просто убрали бы. Через 122 дня.

Интересное:  Как получить вклад по наследству в сбербанке

Из обсуждения:

Это все романтика, не так бы все было. Вы бы,

конечно, стали сначала рубить с плеча, но впоследствии
вашей министерской зарплаты не хватало бы даже на
бензин для вашей машины, и началось бы вначале с
маленького, а затем и крупного отката (не забывайте,
вам, как министру, нужно ежемесячно откатывать
премьер-министру, а откаты там – восьмизначные цифры
в у.е.). Да, и вдруг у вас окажется много родственников,
друзей, друзей друзей, одноклассников, однокурсников и т.д
и т.п. И все захотят маленькую толику счастья в виде
квартиры, машины, очень хорошей работы и др. А семья
ваша? Жене – шубу, машину, и т.д., так как над ней все
смеяться станут, ежели она не по статусу прибудет куда-
нибудь в обносках не от Кристиана Диора. Так что, все
начнется, как у всех, посмотрите правде в лицо, мы так
устроены. На западе в суд президентов и их родственников
вызывают, а у нас водитель депутата – лицо
неприкосновенное.
Хирург Румянцев Д.В.
83

В медицинском вузе Петербурга нашли преподавателя, бравшего взятки за зачеты

Уважаемые доктора! Не винитесь! Это везде в любой сфере! Не только Вы берёте, берут и другие. Я Вас убедительно прошу — смотрите за собой. За самим собой любимым. У соседа видим соринку в глазу, в своём бревна не замечаем. У нас хорошая страна, хорошее государство, народ г. о. И я тоже г. о. Потому что с Вами тут нахожусь.

Прокуратура Петроградского района Петербурга направила в Петроградский районный суд уголовное дело в отношении преподавателя, его обвиняют в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 (получение взятки за незаконные действия).

Взятка при поступлении в вуз мед в москве

Согласно опросу студентов, в столичных вузах взятки берут за поступление, за репетиторство и за экзаменационные шпаргалки. Как правило, преподаватели назначают «тариф» в зависимости от статуса учебного заведения и от социальной группы, к которой принадлежат абитуриент (студент) и его родители. По данным Высшей школы экономики, средний размер взятки в столичных вузах составляет 5–10 тыс долларов.

Российские школьники закончили сдавать Единый государственный экзамен. Явных скандалов, как в прошлом году, удалось избежать. Новость этого года — снижение минимального проходного балла по русскому языку. Раньше меньше 36 баллов — непроходной результат и переэкзаменовка, отныне и 24-х достаточно. Совсем малограмотные люди могут идти в вуз, что и происходит. Это значит, что мы уже вырастили, наверное, самое неграмотное поколение в новейшей истории России. Любопытно, что планка по русскому была снижена прямо в ходе экзаменов, когда выяснилось, что уж слишком многие не тянут.

Ссылка на основную публикацию