Грех Ли Довидения До Самоубийств

Самоубийство — грех: последствия, основные положения Библии

Несмотря на то что в данном хадисе говорится о вечных пытках, комментаторы все же считают, что Посланник Аллаха скорее имел в виду достаточно продолжительный период, ведь ни один мусульманин не останется в аду навсегда. Стоит отметить, что к числу самоубийц в исламе принято относить и террористов-смертников, правда, к греху самоубийства в данном случае добавляется еще один грех – убийство. Дело в том, что эти люди заканчивают не только собственную жизнь, но и жизнь совершенно невинных людей. Немаловажно и то, что таким поступком они порождают гнев и презрение к исламу со стороны людей других вероисповеданий и атеистов.

Попробуем поразмышлять: правильно ли отпевать преступников, безбожников, предателей, из-за которых пострадали ни в чем неповинные люди? Ответ на поверхности. Не стоит забывать, что самоубийца – такой же преступник, причем не только перед Богом, но и перед самим собой. Своим поступком такой человек прошел против Высших сил, передав свою душу темным.

Грех Самоубийства

15 вещей, которые вы должны знать оЛучшие 5 причин Все, что вам нужно знать о Грех самоубийства Франк WILLIAM SAUNDERS Каково учение Церкви о самоубийстве? Я всегда думал, что самоубийство было смертельным грехом, так как же можно похоронить человека в Церкви? angels3131.jpg Прежде чем обратиться к акту самоубийства, мы должны сначала вспомнить, что Бог является дарителем всей жизни. Каждый из нас был создан по образу и подобию Бога (Бытие 1:27) как с телом, так и с душой. Поэтому жизнь является священной с момента зачатия до естественной смерти, и никто не может оправдать преднамеренное взятие невинной человеческой жизни. Для христиан это учение приобретает еще большую глубину, потому что наш Господь вошел в этот мир и наше собственное человеческое состояние. Наш Господь знал радость и боль, успех и неудачу, удовольствие и страдания, счастье и печаль, которые приходят в этой жизни; Тем не менее, Он также показал нам, как жить этой жизнью в любви к Богу и доверять Его воле. Более того, Иисус страдал, умер и воскрес, чтобы освободить нас от греха и дать нам обещание вечной жизни. Благодаря нашему крещению мы разделяем новую жизнь в Господе. Святой Павел напоминает нам: «Вы были куплены и по цене, так прославляйте Бога в своем теле» (1 Коринфянам 6:20). Поэтому мы должны помнить, что сохранение нашей жизни — тела и души — не является чем-то дискреционным, но обязательным. Мы должны сохранить и накормить нашу физическую и духовную жизнь. Катехизис утверждает: «Каждый несет ответственность за свою жизнь перед Богом, который отдал его ему. Это Бог, который остается суверенным Мастером жизни. Мы обязаны принять жизнь с благодарностью и сохранить ее ради его чести и спасения наших душ Мы — стюарды, а не владельцы, той жизни, которую Бог доверил нам, а не нам распоряжаться »(№ 2280). Имея в виду этот фундамент, мы можем понять, почему самоубийство традиционно считается грубо ошибочным моральным действием, то есть смертным грехом. Наш Святейший Отец подтвердил это положение в своей энциклической «Евангелической воле» (№ 66). (Обратите внимание, что самоубийство отличается от жертвы своей жизни ради Бога или другого, как в случае мученичества, или для того, чтобы предложить свою жизнь или рискнуть спасти другого человека). Умышленное взятие собственной жизни ошибочно по нескольким причинам: во-первых, в самом основном смысле каждый человек, естественно, стремится к своей сохранности. Быть собственной жизнью бросает вызов нашему естественному инстинкту жить. Во-вторых, самоубийство нарушает настоящую любовь к себе и ближнему — семье, друзьям, соседям и даже знакомым. Другие люди нуждаются в нас и зависят от нас, как мы можем даже не знать. Когда я, как священник, должен был утешить семью жертвы самоубийства, я надеюсь, что человек каким-то образом осознает, насколько он действительно любим и нужен. Мне также грустно, что этот бедный обеспокоенный человек столкнулся с чем-то таким, казалось бы, невыносимым, непреодолимым или мучительным, что он решил отказаться от любви к Богу и другим и убить себя. Наконец, самоубийство бросает вызов любви, которую мы обязаны Богу. Несомненно, все мы сталкиваемся с трудными временами, трудностями и страданиями. Однако мы призваны поставить себя в руки Бога, который никогда не покинет нас, но увидит нас благополучно в этой жизни. Слова «Отче наш» — «Твоя воля» — должно быть для нас реальным. Покончить жизнь самоубийством — значит отвергнуть Его «светлость» в нашей жизни. Поэтому объективно самоубийство является смертным грехом. (Более того, чтобы помочь кому-то совершить самоубийство, также смертельный грех.) Здесь, хотя мы должны помнить, что для того, чтобы грех был смертным и стоил кому-то спасения, объективное действие (в данном случае взятие собственной жизни) должно быть серьезным или серьезное дело; человек должен иметь информированный интеллект (знайте, что это неправильно); и лицо должно дать полное согласие воли (намерено совершить это действие). В случае самоубийства лицо может не дать полного согласия на завещание. Страх, сила, невежество, привычка, страсть и психологические проблемы могут препятствовать осуществлению воли, с тем чтобы человек не мог быть полностью ответственным или даже ответственным за действия. Здесь снова Катехизис утверждает: «Серьезные психологические расстройства, мучения или серьезный страх перед трудностями, страданиями, Только Бог может читать глубины нашей души. Только Он знает, насколько мы любим Его и как мы ответственны за наши действия. Мы оставляем решение тогда только Ему. Катехизис предлагает слова большой надежды: «Мы не должны отчаиваться от вечного спасения людей, которые взяли свою жизнь. Путями, известными только Ему, Бог может предоставить возможность для спасительного покаяния. Церковь молится за людей, которые взяли их собственной жизнью »(№ 2283). Поэтому мы предлагаем мессу для покоя души жертвы-самоубийцы, ссылаясь на нежную любовь и милость Бога и Его исцеляющую благодать для скорбящих близких. dividertop Подтверждение Сондерс, преподобный Уильям. «Грех самоубийства». Арлингтонский католический геральд . Эта статья перепечатана с разрешения Арлингтонского католического геральда . Автор saunders1СондерсОтец Уильям Сондерс — пастор прихода Богоматери Надежды в Потомак-Фолсе, штат Вирджиния. Он является деканом Высшей школы искусств Нотр-Дам в христианском колледже. Вышеупомянутая статья — колонка «прямые ответы», которую он написал для Арлингтонского католического вестника . Отец Сондерс является автором « Прямых ответов» , книги, основанной на 100 своих колонках, и « Прямых ответов» II . 6 месяцев назад Поделиться . Ваш текст

Это самоубийство непростительно? Вопрос: Что такое библейское надежда и комфорт, мы можем предложить семью и друзей суицида жертвы? -name удерживается По Льюиса Б. Smedes / 10 июля 2000 Люди, которые задают такие вопросы, искать библейские основания для давая надежду на родственников верующих, которые принимают свои собственные жизни. Бремя доказательства, я должен думать, лежит не с теми, кто предлагают утешение благодати, но с теми, кто отрицает его. Будет Иисус Добро пожаловать домой верующего, который умер в свои руки? Я считаю, что он будет, нежно и с любовью. Мой Библейские основы? Это обнадеживающим обещание римлянам 8:32 , что ни жизнь, ни смерть может отделить верующего от любви Божией во Христе Иисусе. Как я могу доверять в этом обещании, а затем отрицать его комфорт для людей, которые вдвойне горевать братьев, сестер, отцов, и матерей, которые в ужасных моментов отчаяния решил закончить свою жизнь? Я считаю, что Иисус умер не только за грехи всех нас, но и для всех наших грехов, в том числе забытых те, в том числе самоубийство — если он действительно считает его всегда, как грех. Библия не кажется осудить самоубийство. Есть, как мне кажется, шесть счетов самоубийств в Библии, самого известного, являющихся таковыми царя Саула (1 Цар 31: 2-5) и Иуды (Мф 27: 3-5) . Другие Авимелех (Суд 9: 50-54) , Самсон (Судей 16: 23-31) , Ахитофел (2 Царств 17:23) , Замврий (1 Kings 16: 15-20) . Насколько я могу судить, ни один из шести явно не осуждены за то свою жизнь. Некоторые говорят, что самоубийство не может быть прощен, потому что человек, который сделал это не могло раскаялся сделать это. Но все мы грешим, что мы слишком духовно глупый признать за грехи, которые они. И мы все умрем с грехами не названы и раскаялся. Когда я был ребенком, я слышал сердобольные люди успокоить близких самоубийцы потерпевшего с уверенностью, что любой, кто совершает самоубийство безумен в тот момент. Так, будучи с ума, самоубийство потерпевшего не будет нести ответственность Богом, несмотря на . факты, она ошибались

Самоубийство грех

А сам материализм (как считает Дюпрель) только потому стал настолько популярным, что требует от человека наименьших умственных затрат. В земной жизни живется, конечно, удобней, если старательно избегать мыслей о том, откуда мы приходим и куда уходим, о смысле и цели нашего бытия, о познании нашей жизненной задачи и о вероятных последствиях наших поступков или нашего безделья, полностью игнорируя смерть как неизбежное зло. Мы отодвигаем мысли о смерти на далекое «потом». В конце концов, у нас есть дела и «поважней», не так ли?

Интересное:  В Каком Году Вышел Закон В Советское Время Полтора Года За Уходом За Ребенком

Люди совершившие самоубийство оказываются в очень жалком положении. Конечно, мотив их поступка играет некую роль, и их последующая судьба не будет столь жестокой. К примеру, когда женщины и девушки — и это бывало часто — из страха и стыда мучительного насилия со стороны солдат-завоевателей предпочли позору добровольный уход из жизни.

Что считается доведением до самоубийства

Законными основаниями, провоцирующими лицо на самоубийство или попытку его совершения, считаются угрозы, жестокое обращение и/или постоянное унижение человеческого достоинства. Таким образом, доведение до самоубийства может производиться субъектом как с умыслом, так и неосознанно. В любом случае требуется рассмотреть и подтвердить наличие причинно-следственного фактора. Доказать, что те или иные действия субъекта привели к самоубийству другого лица, довольно сложно. Но, поскольку в уголовной практике такие дела время от времени встречаются, это возможно.

Угрозы. Тут играет роль не сама угроза, а ее субъективное восприятие потерпевшим, как представляющей опасность. В силу возрастных, психических, социально-статусных особенностей, нормальная для одного ситуация воспринимается другим как критическая. Касается как серьезных угроз, так и не очень — постоянное содержание человека в напряжении чревато созданием у него иллюзии безысходности.

Статья ук рф 106 довидение до самоубийство

Доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до семи лет или без такового либо лишением свободы на срок от двух до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до семи лет или без такового.

Угроза уволить работника в связи с обнаружившейся профессиональной непригодностью или сообщить органам власти о совершенном преступлении не является противоправной и не образует состава рассматриваемого преступления. 5. Жестокое обращение — понятие оценочное, используемое и в ряде других статей УК (например, ст. ст. 156, 245). Оно связано с причинением лицу физических страданий путем нанесения побоев, лишения пищи, медицинской помощи, связывания, запирания и т.д. Как правило, данный признак предполагает неоднократное противоправное поведение виновного. Систематическое унижение человеческого достоинства выражается в многократных актах оскорбления, глумления, опорочивания потерпевшего. Поскольку данные способы являются обязательными альтернативными признаками состава доведения до самоубийства, то по общему правилу достаточно квалификации содеянного только по ст.

Грех ли говорить о самоубийстве? грех ли говорить о самоубийстве

Будьте хорошим слушателем»,— советуют специалисты из Центра по контролю заболеваемости и профилактике .
Дайте человеку возможность рассказать о своих чувствах. Но часто человек, думающий о самоубийстве, замыкается и не идет на контакт.
Попробуйте сами начать разговор о боли и чувстве безнадежности, которые он испытывает. Если вы мягко обратите внимание на некоторые замеченные вами перемены в его поведении, то это может побудить его раскрыться и довериться вам. Слушая, проявляйте сочувствие.

Hекоторые верные мужчины и женщины в библейские времена выражали явно негативное отношение к жизни. Ревекка, жена Исаака, однажды была настолько удручена проблемами в семье, что сказала: «Я жизни не рада» (Бытие 27:46). Иов, который потерял детей, здоровье, богатство и положение в обществе, сказал: «Опротивела душе моей жизнь моя» (Иов 10:1). Моисей однажды взывал к Богу: «Лучше умертви меня» (Числа 11:15). Пророк Бога Илия сказал: «Довольно уже, Господи; возьми душу мою» (3 Царств 19:4). Пророк Иона несколько раз повторял: «Лучше мне умереть, нежели жить» (Иона 4:8).

Грех Ли Довидения До Самоубийств

1 июля 2019 в 08:50 — Андрей Бузик
После десяти дней напряженных прослушиваний в Москве собрались все лауреаты, члены жюри всех шести номинаций XVI Международного конкурса имени П.И. Чайковского: «фортепиано», «скрипка», «виолончель», . читать далее »

26 июня 2019 в 21:59 — Андрей Рыбак
Семитысячник Жанну Этой весной Сергей Нилов и Дмитрий Головченко сделали ​попытку пройти Восточную стену пика Жанну (7710 м). Это одна из самых сложных вершин в Гималаях и одна из самых . читать далее »

Доведение до самоубийства: статья, особенности, примеры

Так работает сильнейший инстинкт – самосохранение, стремление выжить. Если по каким-то причинам этот инстинкт пропадает, человек становится неосторожным и запросто может погибнуть. Или добровольно лишить себя жизни.

  1. Угрозы. Неважно, в чём заключаются. Развод, увольнение, выселение из жилища, увечья, компрометация и так далее. Шантаж может быть довольно мелким, и тогда важен его систематический характер. И наоборот, даже серьёзную, но однократную угрозу криминалисты не во всех случаях посчитают причиной самоубийства. Форма (устная/письменная, анонимная/открытая) также не важна.
  2. Жестокое обращение. Здесь важно, что преступник действительно стремился внушить жертве мысль о прекращении собственной жизни. В некоторых случаях жестокость злоумышленника могут сделать отдельным составом преступления. Всегда ли речь идёт о вреде здоровью? Вовсе нет: если жертву морили голодом, сексуально понуждали, безосновательно отправили в «психушку», то это тоже жестокое обращение.
  3. Столь же разнообразны формы унижения достоинства жертвы. Неважно, идёт речь об оскорблениях, насмешках или других подобных действиях.

Статья Доведение до самоубийства: особенности применения

Остановимся подробнее на основных наказуемых способах доведения человека до критического состояния. Самая распространенная причина самоубийства – систематические угрозы. Они могут осуществляться при людях или с глазу на глаз, в письменной или устной форме, это не имеет особого значения. Также не оказывает влияние на состав преступления суть угроз (причинение вреда жизни, здоровью, лишение средств к существованию, расправа над имуществом и другое, шантаж). Единичные угрозы в данном случае обычно в расчет не берутся и не считаются способом доведения человека.

  • В ежедневном судопроизводстве подобный тип преступления встречается чаще, чем может показаться.
  • Максимальный срок по делам практически не назначается.
  • Несмотря на то что наказание наступает лишь относительно лиц, достигших шестнадцатилетия, совершить провокационные действия могут и более молодые преступники, в этом случае их поступки могут расцениваться по 105 ст.
  • Потенциальная группа риска по 110 статье включает подростков и одиноких людей в среднем возрастном диапазоне.
  • Ст. «Доведение до самоубийства» не применяется на этапе подготовки к уходу из жизни потерпевшим (при оповещении о намерениях, выборе оружия и прочем).

Уголовная ответственность за доведение до самоубийства (суицида) по ст

  • фактическое доведение человека до суицида путем:
  • угроз;
  • жестокого обращения;
  • унижения достоинства.
  • этими действиями виновное лицо создает безысходную ситуацию в понимании потерпевшего лица;
  • непосредственное принятие решения о суициде и его совершение или попытка.

Также существует правило, что подталкивание к самоубийству производится по неосторожности либо с косвенным умыслом. Но, прямой умысел не исключают. Виновник доводит потерпевшего до суицида осознанно, то есть предполагает возможный летальный исход или попытки к нему.

Грех Ли Довидения До Самоубийств

Те, кто призвал Бога, Творца, покорившись Ему, — те остались живы, и их жизнь есть открытое свидетельство против тех, кто не покорился. На последнем Суде никто не сошлется на «обстоятельства» или «обстановку» или на «невыносимое состояние духа» как на «причины своего самоистребления». Тут же будут стоять легионы людей святых, Божиих, бывших в более тяжких обстоятельствах, в более невыносимой обстановке и в более нестерпимом состоянии духа. Они были во всем этом и покорились Богу, не приняли помысла клеветнического на Создателя любви. И это было как раз то, что сделало их теперь — по праву — сияющими и свободными. Сияние это было предложено и вам… Чем тяжелее испытание, тем больше, значит, Божье доверие к человеку (исповедники, мученики!), тем большее должно быть ожидание доверия человека к Богу. Поймите это… Отвергнутая тайна Креста есть отвергнутое пламя любви.

Отвергнуть Божью жизнь! Это не случается сразу. — Шаг за шагом подготовляет себя несчастный к этому в течение всей своей жизни! Закопавший десять талантов скорее подготовит себя к убиению, чем закопавший один талант. Но и этот последний не к жизни себя готовит.

О грехе самоубийства и самоубийцах

Кто только начинает жизнь, так же легко встречает эту мысль, как и тот, кто кончает жить.
Каждый подвал, каждый тупик жизненного лабиринта имеет быстро открывающуюся выходную дверь: «мысль о самоубийстве».
В разных положениях, по разным поводам, причинам и соображениям, как вода, стремящаяся к узкому горлышку воронки, мысль человека, сдавленная страданием, устремляется к самоуничтожению. Страдание же есть тайна, понятная лишь немногим, хотя и открытая всем. «Перечеркни свою жизнь. просвета нет. все кончено. бессмысленно все. » — шепчут спазмы души, и какая-то подхватывающая и притягивающая (словно обнадеживающая!) сила влечет к уходу от страданий бессмыслия. «Покоя. Освобождения. В моей власти это». Что? — страшный вопрос. — Что это в моей власти? Нажать гашетку. И здесь открывается вера самоубивающейся души: темная, блуждающая, тупая, иногда страшливая, переплетенная с зарницами святых сомнений, — вера в то, что «ничего нет», или есть «покой», или (самое беспомощное) «Бог простит».
Взрыв низкой гордости, преступного товарищеского подстрекания оскорбленного самолюбия (оскорбленного по Промыслу, для смирения), утрата кумира — идеала жизни: денег, наслаждений, чувственной или идеальной любви, друга, ребенка, женщины (озарявшей жизнь вместо Бога), прекращение праздной жизни, телесного здоровья, славы перед людьми или надежды на эту славу. Все кумиротворчество, на которое только способна душа, отошедшая от Духа Утешителя или пришедшая к Нему, — влечет человека к самоистреблению, по непреложному закону вечной Божьей правды, распростертой над человеческой свободой.
Великое томление испытываемого духа! Выдержит — пригоден для настоящей вечной жизни. Не выдержит — Крест повален, и им перечеркнуто существование человека для жизни Жизни открыто для жизни смерти. Это тоже «жизнь», только иная, чем жизнь Жизни.
Бедные страдальцы самоубийцы! Как ответственны за вашу гибель ваши близкие, ваши отцы, ваши друзья, ваши пастыри, — те, кто вас воспитывал, те, кто с вами грешил, кто не поддержал вас, кто не молился за вас, когда вы были в возможности вечной жизни Жизни. Вы повалили Крест, вы свергли страждущего за вас Христа на землю. Вы убили, вы отравили, вы бросили под поезд Самого Бога: вечно живущую в вас Жизнь — неизреченной любви к вам. Вы не приняли искупления, кратких земных очищающих страданий,— сладких для принявшего,— о, гораздо более сладких, чем те призрачные наслаждения, в тоске по которым вы умерли. Да, в вашей власти было сделать это, как подсказала, шепнула вам сила зла, не имевшая над вами тогда никакой власти, но в вашей же власти было не делать этого. В вашей власти было знать, что есть Бог, что Он есть не только высшее выражение Правды и Справедливости, недоступных вашему пониманию, но даже гораздо более всех этих слабых человеческих понятий.
В вашей власти было понять, что не может Бог дать Крест и не дать сил, — что в вашей власти было обратиться к Богу, спастись призыванием (не ложным) Его имени.
Если бы могли ответить, ответили бы некоторые из вас: «Мы обращались к Богу, и Бог нам не помог. » Но, братья, поймите — пусть идущие к тому же злу, к которому вы пришли, поймут, что не всякое призывание Бога есть обращение к своему Создателю. Призвать так, как вы призвали, — это не значит обратиться к своему Небесному Отцу. «Если Ты Сын Божий, сойди с Креста», — иными словами, но так говорили вы. Это призывание Бога людьми, проходящими мимо Креста. Это — не молитва. Призвать, обратиться к Богу, значит — прежде всего — покориться Его воле и, уже покорившись Богу, — молиться Ему. Ропотливое, боязливое за себя, пристрастное к своему низшему кругу жизни, бьющееся в своем мирке, разве может наше сердце соединиться с Пламенем Триединого Божества? Это — невозможно, и потому не считайте, что вы призывали Бога, когда вы беспокойно обращались к Нему, как к виновнику ваших страданий или как равнодушному их зрителю.
Те, кто призвал Бога, Творца, покорившись Ему, — те остались живы, и их жизнь есть открытое свидетельство против тех, кто не покорился. На последнем Суде никто не сошлется на «обстоятельства» или «обстановку» или на «невыносимое состояние духа», как на «причины своего самоистребления». Тут же будут стоять легионы людей святых, Божиих, бывших в более тяжких обстоятельствах, в более невыносимой обстановке и в более нестерпимом состоянии духа. Они были во всем этом и покорились Богу, не приняли помысла клеветнического на Создателя любви. И это было как раз то, что сделало их теперь — по праву — сияющими и свободными. Сияние это было предложено и вам. Чем тяжелее испытание, тем больше, значит, Божье доверие к человеку (исповедники, мученики!), тем большее должно быть ожидание доверия человека к Богу. Поймите это. Отвергнутая тайна Креста есть отвергнутое пламя любви.
Отвергнуть Божью жизнь! Это не случается сразу. — Шаг за шагом подготовляет себя несчастный к этому в течение всей своей жизни! Закопавший десять талантов скорее подготовит себя к убиению, чем закопавший один талант. Но и этот последний не к жизни себя готовит.
Попущение Богом самоубийств телесных есть, зов Божией трубы, кричащей миру о том, что:
1) Есть самоубийство духовное: атеизм теоретический и практический (при не оживляющей душу мнимой вере в Бога);
2)есть у человека свобода произволения, и, (что самое главное)
3)существует во вселенной богооставленность.
Самоубийца (как и всякий грешник, соглашающийся на грех), говорящий о своей вере в Бога, не верит в возможность богооставленности. «Господь так милосерд»,— говорит он, принимая яд. Какая хитрая уловка зла, какое тонкое и кощунственное искушение.
«Господь так милосерд»,— говорит блудник, идя на блуд, вор на воровство, убийца на убийство. И то величайшее, святое святых, милосердие Божие, которое ведет нас к покаянию, грешники, знающие свой грех и остающиеся нераскаянными, обращают в оправдание своего преступления. Это все равно что Иуда Искариотский, идущий предавать своего Учителя и Бога, говорил бы: «Господь так милосерд. » Да, Господь силен простить и миллионы иуд, но лишь тех, которые «не ведают, что творят», и не создают в себе самих геенны томления, а, узнав, что сотворили, — каются великим «плачем сердца» перед Богом Спасителем. Самоубийство же «верующего» есть то лобзание, о котором предупреждает Церковь перед св. Чашей.
Св. отцы, тонко знакомые с ухищрениями и методами действий бесплотного врага, говорят истину, которая подтверждается всюду и которую надо знать всем: «До падения нашего бесы представляют нам Бога человеколюбивым, а после падения жестоким» (преп. Иоанн Лествичник).
За кого молился Господь на Кресте? Молился за тех распинателей, которые «не ведают, что творят». За Иуду Господь уже не молился («не о всем мире молю. » — Иоанн 17, 9), ибо сознательно грешащий есть «сын погибели», и он должен непреложно пойти «в свое место», по слову Евангелия (т. е. самоистребиться).
Закон самоистребления был так силен в Иуде, что даже после того, как он повесился, он — упал, и из него выпали внутренности. Для всей человеческой истории образ того, что физическое самоубийство есть лишь выпадение того, что внутри (т. е. самоубийства духовного).
Механической бездуховной спасаемости нет, как нет и бездуховной гибели.
Человек имеет свободную волю призвать на себя волю Божию, в Евангелии открытую, или не признавать ее, и тем оставить себя перед злой богооставленной волей демонов.
И потому есть грех к смерти (1 Ин. 5, 16). Грех противления жизни. Бог велел о нем написать апостолу любви, ибо этот грех — против любви, убийство своей любви к Богу: самоубийство.
Церковь не может совершить над самоубийцей ни отпевания, ни панихиды. С пением трисвятого Церковь провожает его останки до кладбища, вручая почившего Богу, каясь за него перед Пресвятой Троицей. И — келейно умоляет за него Творца. Но иного пения Церковь не может дать, ибо иное пение было бы неправдой, а Церковь никогда не говорит неправды. «Блажен путь, воньже идеши днесь душе, яко уготовися тебе место упокоения» (прокимен погребения),— не может сказать Церковь, зная весь ужас души, самовольно оторвавшейся от тела. Не может Церковь сказать и того, что упование свое усопший возложил на Бога («На Тя бо упование возложиша, Творца и Зиждителя и Бога нашего. » — слова панихиды).
И не ставится над самоубийцей Крест. На Кресте был распят Бог, претерпевший человеческую жизнь — весь ее позор и всю ее боль.
к «содержанию»

Интересное:  Нюансы о субсидиях молодым семьям

МЫСЛИ О САМОУБИЙСТВЕ ОБЫЧНО ПОСЕЩАЮТ ПРЕБЫВАЮЩИХ В БЕСОВСКОЙ ПРЕЛЕСТИ
(Сет. Игнатий Брянчанинов. «О прелести»)
Некоторый чиновник, живший в Петербурге, занимался усиленным молитвенным подвигом и пришел от него в необычайное состояние. О подвиге своем и о последствиях его он открывал тогдашнему протоиерею церкви Покрова Божией Матери, что в Коломне. Протоиерей, посетив некоторый монастырь Санкт-Петербургской епархии, просил одного из монашествующих того монастыря побеседовать с чиновником. «Странное положение, в которое чиновник пришел от подвига,— говорил справедливо протоиерей,— удобнее может быть объяснено жителями монастыря как более знакомыми с подробностями и случайностями аскетического подвига». Монах согласился.
Чрез несколько времени чиновник прибыл в монастырь. При беседе его с монахом присутствовал и я. Чиновник начал тотчас рассказывать о своих видениях, — что он постоянно видит при молитве свет от икон, слышит благоухание, чувствует во рту необыкновенную сладость и так далее.
Монах, выслушав этот рассказ, спросил чиновника: «Не приходила ли вам мысль убить себя?» «Как же! — отвечал чиновник. — Я уже был кинувшись <Оборот речи, употребляемый жителями Петербурга>в Фонтанку, да меня вытащили». Оказалось, что чиновник употреблял образ молитвы, описанный святым Симеоном, разгорячил воображение и кровь, при чем человек делается очень способным к усиленному посту и бдению. К состоянию самообольщения, избранному произвольно, диавол присоединил свое, сродное этому состоянию действие, — и человеческое самообольщение перешло в явную бесовскую прелесть.
Чиновник видел свет телесными очами: благоухание и сладость, которые он ощущал, были также чувственные. В противоположность этому, видения святых и их сверхъестественные состояния вполне духовны (Святой Исаак Сирский, Слово 55): подвижник соделывается способным к ним не прежде, как по отверзении очей души Божественного благодатию, при чем оживают и прочие чувства души, дотоле пребывающие в бездействии (Преподобный Симеон Новый Богослов, Слово о Вере, Доброт., ч. 1.); принимают участие в благодатном видении и телесные чувства святых, но тогда, когда тело перейдет из состояния страстного в состояние бесстрастное.
Монах начал уговаривать чиновника, чтоб он оставил употребляемый им способ молитвы, объясняя и неправильность способа, и неправильность состояния, доставляемого способом. С ожесточением воспротивился чиновник совету. «Как отказаться мне от явной благодати!» — возражал он.
Вслушиваясь в поведания чиновника о себе, я почувствовал к нему неизъяснимую жалость, и вместе представлялся он мне каким то смешным. Например, он сделал монаху следующий вопрос: «Когда от обильной сладости умножится у меня во рту слюна, то она начинает капать на пол: не грешно ли это?» Точно: находящиеся в бесовской прелести возбуждают к себе сожаление как не принадлежащие себе и находящиеся, по уму и сердцу, в плену у лукавого отверженного духа. Представляют они собою и смешное зрелище: посмеянию предаются они овладевшим ими лукавым духом, который привел их в состояние уничижения, обольстив тщеславием и высокоумием. Ни плена своего, ни странности поведения прельщенные не понимают, сколько бы ни были очевидными этот плен, эта странность поведения.
Когда чиновник ушел, я спросил монаха: «С чего пришло ему на мысль спросить чиновника о покушении на самоубийство?»
Монах отвечал: «Как среди плача по Богу приходят минуты необыкновенного успокоения совести, в чем заключается утешение плачущих, — так и среди ложного наслаждения, доставляемого бесовскою прелестию, приходят минуты, в которые прелесть как бы разоблачается и дает вкусить себя так, как она есть. Эти минуты — ужасны! Горечь их и производимое этою горечью отчаяние — невыносимы. По этому состоянию, в которое приводит прелесть, всего бы легче узнать её прельщенному и принять меры к исцелению себя. Увы! Начало прелести — гордость, и плод её — преизобильная гордость. Прельщенный, признающий себя сосудом Божественной благодати, презирает спасительные предостережения ближних, как это заметил святой Симеон. Между тем припадки отчаяния становятся сильнее и сильнее: наконец, отчаяние обращается в умоисступление и увенчивается самоубийством.
В начале нынешнего столетия подвизался в Софрониевой пустыни (Курской епархии) схимонах Феодосии, привлекший к себе уважение и братства и мирян строгим, возвышенным жительством. Однажды представилось ему, что он был восхищен в рай. По окончании видения он пошел к настоятелю, поведал подробно о чуде и присовокупил выражение сожаления, что он видел в раю только себя, не видел никого из братии. Эта черта ускользнула из внимания у настоятеля: он созвал братию, в сокрушении духа пересказал им о видении схимонаха и увещевал к жизни более усердной и богоугодной. По прошествии некоторого времени начали обнаруживаться в действиях схимонаха странности. Дело кончилось тем, что он найден удавившимся в своей келии».
к «содержанию»

Интересное:  Опись имущества что не могут описать судебные приставы по закону

Cамоубийство – самый страшный грех

Если же самоубийство — следствие психической болезни или помутнения рассудка, то, конечно, Бог будет судить этого человека, «учитывая» отсутствие его свободной воли в этом действии, причем независимо, был ли он отпет в церкви. Церковь не решает, спасется ли человек, а лишь — можно ли молиться о нем в храме. Для этого нужно лишь знать, что он не лишил себя жизни добровольно и тем самым отлучил себя от Церкви. Тут нечего смягчать. Просто бессмысленно отпевать человека, который отказался от жизни, данной Богом, а значит и от веры. Слова врача — это самое веское свидетельство в данном случае, хотя надо понимать, что и психически больные люди с диагнозом могут уйти из жизни совершенно сознательно и без всякого влияния их болезни, и отпевание ничего им «не прибавит». И люди, которых отказались отпевать, могут вполне оказаться «невиновными» в грехе суицида — тогда, конечно, их Бог и примет соответственно. То есть отпевание — это показатель отношения Церкви к этому греху, а вовсе не «гарантия» или наоборот «исключение» спасения человека.

— Самоубийства были всегда. Но чем более было традиционней общество, тем реже в нем мог прийти в голову такой неестественный для человека выход из положения. Сейчас же проблема в том, что возникла некая «культура», «традиция» самоубийства. И мне кажется, чем больше об этом говорится, тем легче человеку из «зоны риска» это сделать. Интересно, нет ли статистики, что в день «предотвращения самоубийств» их совершается больше?

Сокровищница духовной мудрости

. Насильно разлучающий душу с телом и предающий себя или удавлению, или закланию, будет ли прощен? Таковых древние и после смерти признавали проклятыми и бесславными, даже руку самоубийцы, отрубив, погребали отдельно и вдали от прочего тела, почитая непристойным, как послужившей убийству, воздавать ей ту же с остальным телом честь. Если же рука и по смерти подвергаема была наказанию людьми, то получит ли какое помилование душа, подвигнувшая и руку? (прп. Исидор Пелусиот, 62, 324).

Житель города Унжи, преданный пьянству, часто, будучи нетрезвым, жестоко бил жену свою. Не в силах более переносить его жестокости, она решила утопиться в колодце. Но так как она была благочестива и имела особую веру к угоднику Божиему Макарию, готовя всегда в день его памяти трапезу для нищих, то преподобный не дал ей погубить душу свою. Уже она подошла к колодцу, но внезапно увидела старца-инока и в ужасе отступила. Он сказал ей: «Отойди от колодца и не дерзай исполнить злой умысел свой, чтобы не постигли тебя горькие муки в вечной жизни. Я, Макарий Желтоводский, пришел избавить тебя от утопления и вечной смерти». Смущенная, бросилась она к ногам старца, но, когда поднялась с земли, уже не увидела его перед собою и с миром возвратилась в дом свой. Опомнился и ее муж — оставил нетрезвую жизнь (115, 353).

Грех самоубийства прощает ли бог самоубийц в Православии

Самоубийство — большая беда и для погибшего, и для родных, что остались жить. Часто бывает так: умер муж, жена скорбит, скорбит сильно, почти каждый день ходит на могилку; думы круглосуточно, с ними ложится спать, с ними встает, а порой и сна нет, и доводит себя до такого состояния, когда демоны имеют над человеком большую власть. Наступает ночь, и мнимый муж возвращается. Каждую ночь приходит, и жена уверена, что муж вернулся, и спит с ним. Утром он собирается, уходит, а ночью опять возвращается. Но это не покойный муж, а демоны, принявшие его вид. И часто мы видим: если человек не опомнится, не обратится к Церкви — кончает жизнь самоубийством. Да и вообще — каждый подвал, каждый тупик жизненного лабиринта имеет быстро открывающуюся выходную дверь с надписью «самоубийство». В разных положениях, по разным поводам, причинам и соображениям, как вода, стремящаяся к узкому горлышку воронки, мысль человека, сдавленная страданием, устремляется к самоуничтожению. Страдание же есть тайна, понятная лишь немногим, хотя и открытая всем. «Перечеркни свою жизнь. просвета нет. все кончено. бессмысленно все. » — шепчут спазмы души, и какая-то подхватывающая и притягивающая (словно обнадеживающая!) сила влечет к уходу от страданий. «Покоя. Освобождения. В моей власти это». Что? — страшный вопрос. — Что это в моей власти? Нажать курок. И здесь открывается вера отчаявшейся души, но вера не в Бога и Его помощь, а темная, блуждающая, тупая, иногда страшливая, переплетенная с зарницами святых сомнений, — вера в то, что «ничего нет», или есть «покой», или (самое беспомощное) «Бог простит». Безусловно, Господь есть любовь и Источник всепрощающего милосердия, но Он не может против желания человека спасти его. А самоубийство и есть нежелание спасения души, противление Божественному Промыслу, ведущему всех желающих ко спасению.

Смерть — великое и страшное таинство, и самое таинственное в ней — момент разлучения души с телом. Люди, легкомысленно говорящие о смерти, люди, сами прерывающие свою жизнь самоубийством, — глубоко несчастные и слепые! Ведь самоубийство уничтожает только тело, но не бессмертный дух, который, по разрешении от тела, перейдет в вечность и некогда вновь соединится с тем же телом, хотя и измененным. И тогда самоубийца даст отчет не только за свое нравственное поведение на земле, но и за насильственное прекращение своей земной жизни посредством самоубийства. Освобождая себя самоубийством от временных страданий, он через это подвергает себя величайшему страданию в будущей жизни. Человек не должен оставлять своего поста на земле, пока не отзовет его Тот, Кто послал его сюда. Даже в дохристианском, языческом мире самоубийство нередко осуждалось, человек, самовольно расставшийся с жизнью, считался недостойным доброй памяти.

Курсовая работа: Доведение до самоубийства 2

Еще одним дополнительным объектом доведения до самоубийства следует признать здоровье потерпевшего. Это относится к случаям, когда из способов доведения до самоубийства преступник избирает причинение физического насилия. «Здоровье представляет собой состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов», — так определяется здоровье в Уставе Всемирной организации здравоохранения, принятом 26 июня 1946 г.[9]

Впервые светское наказание за самоубийство на Руси было предусмотрено в артикуле 164 Артикула воинского от 26 апреля 1715г., в котором устанавливалась позорящая процедура: «Ежели кто сам себя убьет, то надлежит … тело его в бесчестное место отволочь и закопать, волоча прежде по улицам…».[1]

Ссылка на основную публикацию